Публикации

Второе обретение Казанского собора

Второе обретение Казанского собора


Воссоздание собора Казанской иконы Божией Матери в столице Татарстана перешло в финальную стадию

В нынешнем году Богородицкий Казанский мужской монастырь отмечает несколько важных дат. Ровно 425 лет назад здесь, на месте явления одной из самых почитаемых в России святынь — Казанской иконы Божией Матери, возвели и освятили первый каменный собор обители. А 110 лет назад по инициативе великой княгини Елизаветы Федоровны (впоследствии преподобномученицы) в подвалах собора начались работы по обустройству пещерного храма.

Возрождение Казанского собора инициировал митрополит Казанский и Татарстанский Феофан, как только стал правящим архиереем Казанской епархии. После этого проходили интенсивные переговоры и консультации с Минтимером Шаймиевым, первым президентом Татарстана, занимающим сегодня должность Государственного советника, и нынешним президентом республики Рустамом Миннихановым. Пять лет назад, в праздник Казанской иконы Божией Матери 4 ноября 2015 года, Рустам Минниханов издал указ о воссоздании Казанского собора (одновременно тем же документом он распорядился построить в республике Бóлгарскую исламскую академию). Сегодня собор в центре Казани уже выстроен, в разгаре работы по убранству. Великое освящение намечено на следующий год — предварительно на день памяти явления иконы 21 июля.

Основную часть работ финансирует благотворительный Республиканский фонд возрождения памятников истории и культуры Республики Татарстан, который возглавляет Минтимер Шаймиев. Сюда перечисляют пожертвования физические и юридические лица. Ранее, помимо возведения Бóлгарской исламской академии, эта организация провела масштабные работы на острове-граде Свияжск. Ныне свияжский Успенский собор и монастырь входят в Список всемирного наследия ЮНЕСКО.

В 2016 году в день празднования обретения чудотворного образа Патриарх Московский и всея Руси Кирилл в присутствии Рустама Минниханова, Минтимера Шаймиева и спикера Госдумы Сергея Нарышкина совершил чин освящения закладного камня на месте воссоздания Казанского собора. Строительно-монтажные работы заняли два года и завершились пару лет назад. Уже сейчас, несмотря на продолжающиеся отделку и благоукрашение интерьеров, воссозданный из небытия Казанский собор стал одним из важных символов древней столицы Татарстана.

Предлагаем паломникам и туристам обратить особое внимание на пять элементов этого храма.

1. Фасады — творение Ивана Старова. Казанский собор отнюдь не выглядит массивным и тяжеловесным. Работавшие над проектом зодчие достигли этого эффекта в основном двумя приемами: белокаменными стенами и пышным — и одновременно эстетически утонченным — наружным декором.

Несмотря на широкое использование в конструкции кирпича, снаружи здание выглядит, как и в старину: внешняя отделка выполнена из белокаменных панелей. Все протяженные силовые конструкции нелинейного профиля — арки, полуарки, купола и опорное кольцо на 14-метровой отметке — отлиты из монолитного железобетона. С трех сторон — западной, северной и южной — фасады украшают портики с колоннами ионического ордера. Центральный купол хороводом окружает колоннада коринфского ордера, малые барабаны поддерживают ионические пилястры (плоские вертикальные выступы) прямоугольного сечения. Все эти элементы также отлиты из монолитного железобетона по современной технологии высокоточной опалубки немецкой компанией «Пэри».

Над окнами, венчая первый ярус фасадов, стены опоясывает галерея из 28 квадратных двухметровых икон академического стиля. Способ их исполнения немного отличается от исторического аналога. Если в позапрошлом столетии их писали красками на металлических листах и затем лакировали, теперь компания «Домострой» выложила их мозаикой из смальты. В основном здесь представлен цикл из событий земной жизни Богородицы. Кстати, иконография этого пояса дошла до нас не полностью. Большинство икон воссоздано по сохранившимся описаниям, недостающие же места заполнили образами в соответствии с комиссионным решением специалистов-искусствоведов (так, здесь изображены святители Герман и Гурий Казанские и Варсонофий Тверской).

2. Кровля. Еще один важный элемент, создающий эффект воздушности и устремленности массивной постройки вверх, — купола, венчающие центральный и четыре малых барабана. Снаружи они покрыты финской анодированной медью с эффектом искусственной патины. Все остальные кровельные профили, в том числе венчание алтарной апсиды, окрашены под «аглицкое железо» в соответствии с историческим проектом. По дошедшим до нас словесным описаниям, это глубоко насыщенный серебристый цвет с глухим металлическим отблеском.

3. Иконостасы. До революции в Казанском соборе было три иконостаса: центральный и два боковых — в приделе во имя святого благоверного князя Александра Невского и в помещении ризницы. Это композиционное решение претворяют в жизнь и сейчас, а вот конкретное исполнение элементов будет отличаться от исторического аналога.

«По проекту Емельянова предполагалось установить мраморный иконостас с позолоченной резьбой и бронзовым декором, — объясняет главный инженер Казанской епархии Михаил Федотов. — По неизвестным причинам наши предшественники от этого отошли, и в результате в жизнь оказались воплощены гораздо более простые и дешевые аналоги. Сейчас действуем в точности по первоначальному проекту. Весьма сложно многослойное конструктивное решение иконостаса: на монолитном железобетоне крепится металлический каркас, он обшивается аквапанелями, на которые, в свою очередь, монтируется мрамор и все декоративные элементы. Уже закуплен мрамор двух сортов — бордовый из итальянского месторождения Россо Ливанте и белый из греческого Тассоса. Готов и декор».

По благословению Святейшего Патриарха Кирилла и по просьбе Минтимера Шаймиева все работы по воссозданию иконостасов осуществляет и финансирует Казанская епархия. Иконы пишутся по архивным фотоснимкам. Очень помогла художникам и страховая опись 1863 года с полным описанием убранства собора, обнаруженная в начале прошлого года в Российском государственном архиве. Воссоздавая утраченные детали, элементы резьбы и сень над Царскими вратами, проектировщики ориентировались на храмовую архитектуру начала XIX века, в том числе на «родственника» Казанского собора — Троицкий собор Александро-Невской лавры (того же авторства). При воссоздании иконописных досок хорошим ориентиром послужило сохранившееся изображение Царских врат известного казанского живописца и литографа Василия Турина.

4. Росписи. По благословению митрополита Феофана над иконами для иконостасов работают живописцы мастерской Вячеслава Пахомова. Тот же авторский коллектив создает и стенопись собора. Этот элемент, пожалуй, оставляет более всего простора для творчества — просто в силу того, что сведений о первозданной росписи стен почти не сохранилось.

«До нас дошли всего четыре фрагментарных фотоснимка, — говорит Михаил Федотов. — Поэтому для формирования иконописной программы была создана специальная рабочая комиссия, максимально подробно изучившая архивные данные и дошедшие до нас росписи современников-аналогов нашего храма – арзамасского кафедрального Воскресенского собора и московской церкви в честь иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость» на ул. Большая Ордынка. Эта комиссия, сопредседателем которой выступает митрополит Феофан, регулярно обсуждает эскизы воссоздания стенописи. В ходе совещания наш владыка вносит значимые предложения, которые коллегиально утверждаются».

Сейчас формирование стенописных композиций в самом разгаре, и уже можно заметить, что роспись будет неяркой, приглушенной, с преобладанием теплых тонов.

5. Пещерный храм. В нижней церкви в честь Рождества Пресвятой Богородицы снова совершается Евхаристия. В праздник Иверской иконы Божией Матери 26 февраля 2020 года так называемые «казанские пещеры» великим чином освятили митрополит Казанский и Татарстанский Феофан, митрополит Берлинский и Германский Марк, заместитель управляющего делами Московской Патриархии епископ Зеленоградский Савва, епископ Альметьевский и Бугульминский Мефодий и викарий Казанской епархии епископ Елабужский Иннокентий. В тот же день митрополит Марк доставил в монастырь ковчег с частицами святых мощей преподобномученицы Елисаветы, основательницы пещерного храма, и ее келейницы инокини Варвары.

Елизавета Федоровна любила посещать Казань. Долгое время ее духовником был впоследствии прославленный в лике преподобных схиархимандрит Гавриил (Зырянов) — настоятель расположенной недалеко от Казани Седмиезерной Богородицкой пустыни. Побывав в 1910 году в Казанском Богородицком монастыре и обнаружив, что место обретения явленной иконы в подвале монастырского собора выглядит неприглядным, великая княгиня предложила благоустроить его и оборудовать тут пещерный храм.

Проект поручили зодчему Алексею Щусеву, сама же Елизавета Федоровна полностью финансировала все работы. Высоту подвала увеличили на метр, расширили коридоры, оштукатурили стены и кирпичные своды. Освящение подземной церкви вошло в программу празднования 300-летия Дома Романовых и состоялось в 1913 году.

После взрыва Казанского собора она оказалась погребенной под обломками.

«Эти развалины считались остатками древних подвалов под котельной и под хозпостройками, — рассказывает зампред Республиканского комитета по охране объектов культурного наследия Светлана Персова. — Во время археологических раскопок, когда раскрыли фундаменты, выяснилось: после взрыва они достаточно хорошо сохранились. Мы смогли прочитать объемно-пространственную структуру подземной церкви и убедились: она имеет необычную форму креста-распятия».

Планировка Богородице-Рождественской церкви непривычна: алтарь располагается в центре, а за ним к востоку, в точности над местом обретения явленного образа и под центральным престолом верхнего храма, устроена часовня с иконостасом. От широкого продольного коридора вбок уходят две пары «рукавов», в которых сейчас размещена экспозиция, посвященная истории Казанского образа, монастыря и его главного собора. Более того, во время устройства полов в пещерном храме на площади свыше 250 кв. м археологи провели дополнительные работы, в ходе которых удалось обнаружить, законсервировать и музеефицировать остатки скрепленных известковым раствором белокаменных фундаментов Казанского собора 1595 года. Теперь их можно наблюдать в прозрачных археологических окнах прямо в интерьере пещерного храма.

По сохранившимся фрагментам стен с оригинальной цементной штукатуркой удалось восстановить и первозданную стенопись. Мастера Межобластного научно-реставрационного художественного управления тщательно промыли стены и сохранившиеся своды, после чего оригинальные участки затонировали без нанесения нового рисунка, а новодельные расписали в соответствии с историческим аналогом. Неровная и хорошо заметная белая полоса теперь разделяет участки этих поверхностей — словно граница и одновременно связующая нить между прошлым и будущим.

Жаркие дискуссии разгорались вокруг оформления самого места явления иконы. «В частном семейном собрании нашелся авторский экземпляр щусевских эскизов, — рассказывает Светлана Персова. — Нам было известно, что помещение часовни на восточной стене было украшено мраморным иконостасом с басменным декором и с сенью в центре. Так вот, на уцелевшем эскизе хорошо видны места боковых колонн, но изображение самой сени... время не пощадило: вместо него на складке чертежа оказалась дырка. Пришлось искать решение в общей стилистике щусевской работы. Сень устроили в виде ниши, где размещена икона с изображением явленного образа и имитацией Царских врат, а по бокам — образы святителей Гурия и Варсонофия».

Теги:
собор Казанской иконы Божией Матери
Казанско-Богородицкий монастырь

Все публикации