Публикации

Выбор князя Владимира

Дата публикации   Количество просмотров
Все публикации автора
Автор:
иерей Глеб КРИВОШЕИН
Выбор князя Владимира

Выбор народной веры — это всегда особое событие, влияющее на весь ход истории. Поистине, религия самая фундаментальная часть культуры человека. В первую очередь с ней он связывает главные моменты своей жизни, как радостные и скорбные, так и таинственные. Рождение и смерть как отдельного человека, так и всего народа, всегда окрашены в религиозные тона. Летописцы и хронисты разных стран вновь и вновь возвращаются к точке отсчета, к тому исконному времени, когда свет христианской веры наполнил их родную землю.

О Крещении Руси в 988 году мы узнаем из «Повести временных лет». Время, предшествующее сему событию, было для князя Владимира Святославовича ознаменовано сложными религиозными поисками. Славянскую землю посещали представители разных религий с целью обращения язычников в свою веру. Из летописи мы знаем о пришествии к князю Владимиру христиан Запада и Востока, иудеев и мусульман. С каждым из пришедших князь беседовал, стараясь разузнать особенности их религии. Наконец он остановил свой выбор на Православии. Беседа с философом из Византии занимает в летописи наибольшее место и обстоятельно описывает историю спасения от грехопадения до воплощения Спасителя. Внимательно выслушав философа и расположившись сердцем к принятию христианства, князь Владимир решает отправить делегацию в разные страны и через них наглядно убедиться в превосходстве византийского Православия над остальными верами.

«И пришли мы в Греческую землю, и ввели нас туда, где служат они Богу своему, и не знали мы — на небе или на земле: ибо нет на земле такого зрелища и красоты такой, и не знаем, как и рассказать об этом, — знаем мы только, что пребывает там Бог с людьми, и служба их лучше, чем во всех других странах. Не можем мы забыть красоты той, ибо каждый человек, если вкусит сладкого, не возьмет потом горького; так и мы не можем уже здесь жить».

Сказали же бояре: «Если бы плох был закон греческий, то не приняла бы бабка твоя Ольга крещения, а была она мудрейшей из всех людей». И спросил Владимир: «Где примем крещение?» Они же сказали: «Где тебе любо» — так передает летописец разговор Владимира с вернувшимися из Константинополя боярами. Из этого сообщения мы видим, что, несмотря на пространный диалог между Киевским князем и христианским миссионером, на желание князя Владимира креститься самому и крестить Русь больше повлияли два вышеуказанных момента — благолепие византийского обряда и крещение княгини Ольги. Скорее даже автор повести с чрезвычайной тщательностью прописывает беседу Владимира и византийского философа не столько в целях восстановления исторической достоверности, сколько в назидание своим современникам. Действительно, вряд ли язычника могли интересовать перипетии библейской истории. Интересно, что миссионеры иных конфессий это прекрасно понимали и пытались увлечь князя более приземленными вещами. Автор замечательного древнерусского произведения неслучайно отводит главное место зрительному чувству при знакомстве русов с Православием. Нам тут же вспоминается беседа Филиппа с Нафанаилом. На все его логические доводы о невозможности происхождения Мессии из Назарета, Филипп отвечает одной фразой — «пойди и посмотри». Все главное познается сердцем, а глаза тот инструмент, который доносит до сердца подлинную красоту и глубину жизни.

Неслучайно отцы Церкви именовали свою веру Православием, хотя греческое слово «ὀρθοδοξία» вполне может быть понято как правомыслие. В основе нашей веры прославление Бога через соединение со Христом и уподобление Ему. Богослужение же является как началом этого пути, так и очевидным выражением того, что приобрел человек в своей душе. Душа, стремящаяся к церковной молитве, чутка к любви. По слову святителя Иоанна Златоуста «мы не можем так возносить молитву, когда одни станем призывать Господа, как можем возносить её, когда стоим вместе с братьями, ибо здесь есть нечто большее — единение многих, союз любви…». Бояре засвидетельствовали перед своим князем об удивительном приобщении духовному опыту Православия. Дар любви в соборной молитве коснулся и их сердец.

Не лишним будет упомянуть и о предстоятеле Константинопольской Церкви Николае ΙΙ Хрисоверге, который и провел богослужение в присутствии делегации от славян. В греческой Церкви он упоминается как святитель. Именно он рукоположил в пресвитера преподобного Симеона Нового Богослова. Имея крайне мало данных о жизни святителя Николая, мы можем судить о его высоком нравственном достоинстве опираясь на тот факт, что именно он был последним патриархом избранным народом. Начиная с его преемника, император присвоил себе право назначать предстоятеля Церкви, что не могло не отразиться на нравственном состоянии высшего епископата. Патриаршество Сисиния ΙΙ было ознаменовано бунтами среди народа и духовенства против нововведений императора и патриарха, а церковное сознание отказалось поставить Сисиния в святительский ряд. Памятуя о том, что святость богослужению сообщает Господь через избранников своих, мы можем подивиться тому, насколько своевременен был приезд делегации от князя Владимира в Константинополь.

Неслучайно в «Повести временных лет» упоминается и княгиня Ольга. По тексту мы видим, что бояре будто бы уговаривают князя Владимира прислушаться к их мнению, апеллируя к ее авторитету. Что-то мешало князю решиться на перемену веры. Дело в том, что князь Владимир до обращения к Православию проводил реформы в языческой вере славян. Именно его указом различные языческие божества были сведены в один пантеон. С одной стороны, необходимость таких реформ назрела. Постепенно родоплеменные отношения вытеснялись и общество складывалось в единый этнос под управлением одного правителя. Следовательно, боги разных славянских племен становились общими покровителями. С другой стороны, перемены в социальном устройстве общества проходили быстрее, чем в народном сознании. Вполне возможно в окружении князя были ревностные хранители старины, которым пришлась не по нраву религиозная реформа их правителя. Понимая, что после всего этого принятие христианства может иметь непредсказуемые последствия, князь мог опасаться решительных действий. Здесь то бояре и предлагают князю вспомнить о почитаемой всеми княгине Ольги. Апелляция к ее авторитету вполне могла помочь людям более вдумчиво отнестись к выбору князя. Помня об этом также можно правильно взглянуть на призыв князя к своему народу: «Кто не придет на Днепр креститься, тот мне не друг». Нам сложно судить о характере князя Владимира, но усматривать в нем тирана желавшего лишь слепой силой насадить в своем народе новую веру, не позволяет народное почитание крестителя Руси. Тирана могут прозвать «Грозным», но никак не «Красным Солнышком». Скорее всего, именно в силу сложных отношений со своим окружением в религиозных вопросах, князь Владимир и прибегает вынужденно к призыву в приказном тоне.

Интересно, что само крещение происходит без каких-либо значительных бунтов и восстаний со стороны народа. Скорее всего, здесь сыграли роль не только призывы князя, но и отрицательное отношение к ранее проведенной Владимиром религиозной реформе. Современные исследователи полагают, что пантеон был не просто искусственным, но и во многом состоящим из иноземных богов. Славяне никогда не покланялись солнцу, тогда как в официальном культе Владимира появляются боги солнечного культа Дажьбог и Стрибог. Оба они имеют иранское происхождение. Реформа не устраивала, возвращение к древним родоплеменным культам было уже практически невозможно, и тут появляется христианство. Оно уже было известно на Руси. Аскольд и Дир, княгиня Ольга — это лишь известные нам по летописям имена крещеных славян. Уже существовала церковь Благовещения, построенная Ольгой в Витебске, и собор Святой Троицы в Пскове. Другое дело, что языческое сознание не отделяло религию от конкретного народа. Все же христианство воспринималось как чужеземная религия. Византия и Православие являли неразделимое единство. Но также Византия в сознании язычников ассоциировалась с мировым господством и колоссальным богатством. Одержать победу над Византией, склонить непреклонных императоров Востока перед собой — вот тайные чаяния честолюбивых сынов днепровских просторов.

Князь Владимир прекрасно понимал, в какой форме ему нужно представить свой выбор славянскому народу. Он должен стать победителем и вернуться с христианской верой как с трофеем. Христианский Бог должен перейти от могущественной Византии к более могущественному русскому князю. Именно это демонстрирует взятие Владимиром Корсуни и женитьба на византийской царице Анне перед крещением Руси. Именно поэтому князь Владимир по одной из версий отстраняется от Византии после принятия христианства и запрашивает архиепископа из Охридской архиепископии (Болгария). Возможно, не понимая суть различий между Православием Запада и Востока, князь Владимир отказывает западным миссионерам, понимая в какую политическую и культурную зависимость от римского папы он попадет. Главная задача равноапостольного князя Владимира была в том, чтобы представить выбор христианской веры как начало триумфального шествия славян к своему величию. Ему это удалось, и в этом проявилась его особая мудрость. Именно благодаря тому, что князь Владимир выбрал крещение по византийскому обряду, Православие на Руси сложилось в уникальный и самобытный образ. Иконопись, песнопения, книжность — все это складывалось на нашей земле под влиянием накопленного Византией духовного опыта без давления и порабощения формам греческого Православия. Князь Владимир проявил себя как подлинный христианин и мудрый правитель, заботящийся о благе народа даже в ущерб собственной выгоде. Как и святые апостолы, он стоит у истоков христианской веры на той земле, на которой ему суждено было родиться.

Теги:
Равноапостольный князь Владимир
День Крещения РУси

Все публикации