Публикации

Игумен Гавриил (Рожнов): «У Раифского монастыря и Оптиной пустыни много исторических параллелей»

Дата публикации   Количество просмотров
Все публикации автора
Автор:
Беседовала Татьяна МАМАЕВА
Игумен Гавриил (Рожнов): «У Раифского монастыря и Оптиной пустыни много исторических параллелей»

Раифский Богородицкий мужской монастырь готовится к празднованию 350-летия со дня принесения чудотворной иконы Божией Матери «Грузинская». О предстоящих торжествах рассказал в интервью интернет-изданию «Реальное время» наместник Раифской обители игумен Гавриил (Рожнов).


«Ожидаем приезд пяти архиереев»

— Отец Гавриил, завтра в Раифском Богородицком мужском монастыре юбилей…

— Завтра мы отмечаем 350 лет со дня принесения в обитель Грузинской чудотворной иконы Богородицы, главной святыни монастыря. В 1668 году митрополит Лаврентий, тогдашний Казанский архиерей, принес список иконы крестным ходом из Казани в Раифу. И с того времени, более трех веков, икона пребывает в Раифском монастыре, за исключением 60-ти лет советского времени. В этот период чудотворный образ находился в Казани, в храме Ярославских чудотворцев. Завтра в честь памятного события у нас пройдет торжественное архиерейское богослужение, которое возглавит митрополит Казанский и Татарстанский Феофан в сослужении архипастырей соседних епархий и духовенства Татарстанской митрополии. Ожидаем приезд пяти архиереев. Торжественное богослужение пройдет в Троицком соборе обители, оно начнется в 8:30 утра.

— Обычно такие службы совершаются в Грузинском соборе…

— Грузинский на этот раз не вместит всех верующих, поэтому решено перенести богослужение в наиболее вместительный Троицкий собор. Сегодня всенощная будет совершаться в Грузинском соборе, утром чудотворный образ перенесем в Троицкий собор. После Литургии состоится традиционный крестный ход, обычно он совершался вокруг монастыря, на этот раз он пройдет на берег Раифского озера, где неподалеку создано мозаичное панно с образом Богоматери. Размер панно размером три на четыре метра выполнено из морской гальки по особой технологии. Этот необычный образ завтра будет освящен. После этого состоится праздничная трапеза, а затем – открытие и осмотр нескольких выставок. Это наш первый выставочный опыт.

«В архиве много документов, связанных с Раифой»

— Что это за выставки?

— Выставка известного фотомастера Фарита Губаева. Он представит несколько своих работ, которые ранее не экспонировались, плюс работы семидесятых годов прошлого века, на них изображен разрушенный Раифский монастырь. Вторая выставка — нашего фотографа Эдуарда Закирова. Также в обители впервые пройдет выставка документов из Национального архива Татарстана. Оказалось, что в архиве огромный объем документов, касающихся Раифы. Около сорока документов, пока это копии, мы выставим на обозрение.

— Какого периода эти документы?

— Это документы с конца XVII века, изюминки этой коллекции. Есть бумаги, датированные XIX веком. Письменные документы, чертежи, планы монастыря, очень интересная епархиальная переписка, много документов, касающихся Грузинской иконы Богородицы. В основном это прошения из разных епархий принести икону в их приделы. Запросы из Чистополя, есть описания крестных ходов с этим образом в Свияжске, Паратах, других местах.

— Как родилась идея связаться с архивом?

— Это идея одного из наших насельников, он оканчивает Казанскую духовную семинарию, пишет диплом и откопал эти документы в архиве. Мы связались с Национальным архивом и нашли у его руководства поддержку. Это наш первый опыт, но, думаю, наши контакты продолжатся. Выставки будут размещены у монастырской колокольни и у входа в обитель с правой стороны. Так что увидеть их смогут все желающие. Вообще, забегая вперед, могу сказать, что мы собираемся открывать свой музей. Готовим помещение — угловая башня с левой стороны. Само здание очень интересное, оно построено в начале XVIII века. Сейчас мы делаем в башне гидроизоляцию, планируем заняться музеем к зиме. У нас скопилось много экспонатов — это и облачения, и церковная утварь, книги.

«Эта галька из многих морей мира»

— Панно из гальки — это достаточно необычно. Как родилась эта идея?

— Родилась спонтанно. Я служил Литургию, после нее ко мне неожиданно подошли две девушки и рассказали, что у них есть творческая мастерская, и они хотят сделать в Раифе какую-нибудь мозаику. Сами предложили. Я поначалу отнесся скептически, но девушки рассказали, что у них уже много работ, и им хочется что-то сделать для души, для церкви, и они выбрали Раифу. И тут как будто случайно выяснилось, что у нас в этом году юбилей, я в делах как-то забыл об этом. Мы решили приурочить создание панно к юбилею нашей главной святыни. Начали выбирать место, поскольку панно из природного материала, сделали его на берегу Раифского озера, при входе в монастырь, чтобы всех приходящих сюда встречала Богородица. Нашли удачный ракурс — Богородица видна и при входе, и при выходе из колокольни. Запустили кампанию по сбору средств, собрали около 60 тысяч, а нужно было около 400, это при том, что художницы работали благотворительно. Мы немного снизили стоимость проекта — сами сделали бетонную основу с двухметровым фундаментом, три на четыре метра, обеспечили частично строительными материалами. На мозаику истрачено около двух тонн камня, вообще же перебрали пять тонн.

— Откуда привезена галька?

— Из разных морей мира. Цвет камней уникален, никаких красителей. Лик Богородицы из бежевого каспийского ракушечника, чуть ниже — камни из Анталии, есть камни из Черного моря. Эти камни художницы заказывали, и их им привозили. Один богоугодный проект объединил многих людей. Девушки, кстати, выполняя работу, держали пост, приходили на службы, исповедались, причащались. Они сейчас живут в монастырской гостинице, мы дали им несколько помощников из трудников. В общей сложности панно создавалось около двух месяцев. Завтра оно будет освящено.

«Я стараюсь понять отца Всеволода»

— Замечательно, что это все продолжает те труды, которые совершал в Раифе первый наместник монастыря архимандрит Всеволод.

— Он был очень открытым человеком, и делал открытый монастырь для людей. Я стараюсь понять архимандрита Всеволода, прочитал много его интервью. Мы будем продолжать его линию — открытости, она заложена в основание монастыря. Монастырь создавался миссионерским, как своего рода форпост веры. Архитектурный стиль обители очень нарядный, его внешняя красота призвана привлечь к красоте внутренней.

— Архимандрита Всеволода иногда несправедливо упрекали в том, что он, например, сделал детскую площадку, вроде бы какое она имеет отношение к монастырю? А он говорил: «Ребенок приедет, поиграет, прокатится с горки, ему понравится, и он это место запомнит. А потом приедет сюда уже с большим желанием». И ведь наместник был прав.

— Сейчас такая забота о детях начала входить в жизнь Церкви. Я знаю, что сейчас при многих московских храмах стали делать детские комнаты. Потому что маленький ребенок стоять на службе не может. Ему трудно, и если его заставлять, он будет ассоциировать храм с чем-то мучительным. А в детской комнате он поиграет и за десять минут до причастия его приедут в храм, он не устанет и таким образом будет тихонько воцерковляться. Так что у отца Всеволода был абсолютно правильный подход, тем более, что детская площадка находится за территорией обители. Даже если мама придет с ребенком, он покатается с горки, а потом они зайдут в храм и поставят свечку, это уже будет миссионерский ход. В этом смысле я буду продолжателем дела архимандрита Всеволода. Самое главное — понять задачу монастыря. Часто приводят слова отца Всеволода, который говорил, что прежде чем зажечь свечу, ее кто-то должен сделать. И он это делал. Его огромная заслуга в том, что он поднял монастырь из руин. Молиться, когда нет братских корпусов, нет трапезной, нет храмов, невозможно. И он воссоздал монастырь из руин. Сейчас мы должны продолжить его работу, даже в память о нем, мы должны выйти на второй этап, где наибольшее внимание надо уделять духовному возрождению монастыря. Что такое монастырь? Это прежде всего духовный очаг. Братья, живущие в обители, этот очаг растапливают, а люди, пришедшие из холодного мира, отогреваются возле него. Все остальное — это производное от духовной жизни. Мы должны созидать красоту в душе человека, ведь душа вечна. О ней должна быть наша главная забота.

«Однажды поехал в Оптину пустынь и решил там остаться»

— Возле Троицкого собора монастыря появился памятник преподобному Андрею Рублеву. Это связано с тем, что есть рублевская «Троица»?

— Да, преподобный Андрей Рублев как раз изображен на фоне иконы Святой Троицы, которая является квинтэссенцией всей православной иконографии. Автор скульптуры — наш раифский трудник.

— Как Вы пришли в Церковь?

— Я родом из Воронежской области, бабушка у меня была верующая, родители были крещеные, но невоцерковленные. Однажды произошел трагический случай — чуть не погиб мой отец, чудом выжил. После этого мама начала задумываться о Боге. Она у меня педагог, работала преподавателем биологии в школе. Когда у нас в селе начали восстанавливать храм, мама начала еще и в воскресной школе Закон Божий вести, пела в церковном хоре, была регентом. И я начал приобщаться к церковной жизни. Но всерьез задумался о Боге, когда учился в институте. Начал читать духовную литературу, прочел про Оптинских старцев, про убиенных трех монахов в Оптиной пустыни в 1993 году в день Пасхи Христовой. Позже поехал в Оптину, некоторое время там жил и решил остаться. Окончив институт, сразу же уехал в Оптину.

— Какое учебное заведение Вы окончили?

— Воронежский технический университет по специальности экономист-менеджер. Через год в Оптиной пустыни принял монашеский постриг, поступил в Московскую духовную семинарию, потом — в академию. Два года назад два человека из Оптиной пустыни были направлены Святейшим Патриархом в Казанскую епархию — нынешний наместник Свияжского Успенского монастыря игумен Симеон (Кулагин) и я. Мы — друзья, учились вместе. Поначалу думали, что будем вместе трудиться в Свияжском монастыре, но через две недели владыка Феофан отправил меня в Раифу. Месяца три я был экономом, потом исполняющим обязанности наместника и в мае этого года меня назначили наместником Раифской обители.

— Вы что-то знали о Раифе, когда жили в Оптиной?

— Ничего не знал, но, как оказалось, исторических параллелей у этих двух обителей много. Монастыри похожи внешне: такой же лес, такой же поворот с дороги, башни, стены словно повторяются, здесь слева озеро, а в Оптиной слева река. Митрополит Филарет, который был Казанским архиереем, он много участвовал в жизни Раифского монастыря, по его благословению был построен Грузинский собор, а в Оптиной пустыни он основал скит и пригласил туда двух старцев — Моисея и Антония, это был 1825 год. И за 100 лет в этом скиту прославились 14 святых. В Оптиной пустыни, например, десять лет был преподобный старец Гавриил, тот самый, что жил в Седмиозерном монастыре. Мы, кстати, планируем написать его икону. Отец Всеволод был пострижен в честь Всеволода Псковского, в церковной службе это имя пишется Всеволод-Гавриил.

— Случайностей не бывает.

— Такие параллели меня укрепляют и поддерживают.

Теги:
Раифский монастырь
Грузинская икона Божией Матери
игумен Гавриил (Рожнов)
интервью

Все публикации