Публикации

«Бог гордым противится, смиренным же дает благодать»

Дата публикации   Количество просмотров
Все публикации автора
Автор:
священник Стефан Спирин
«Бог гордым противится, смиренным же дает благодать»

Слово законоучителя Мариинской женской гимназии города Казани священника Стефана Спирина, произнесенное в Благовещенском кафедральном соборе 25 декабря 1909 года.

Сегодня весь православный мир празднует величайшее мировое событие — рождение во плоти Сына Божия, Господа нашего Иисуса Христа. Событие это является настолько важным в истории человечества, что все культурные христианские народы считают его началом своего летосчисления — эрой. Бог Слово, Сын Божий, не переставая быть совершенным Богом, воспринял ныне от Пресвятой Девы Марии человеческую природу, стал по всему нам подобен, кроме греха. В этом превосходящем человеческую мысль событии выразилась совершенная любовь Божия к грешному человеку. Дева рождает Того, Кто выше всех существ, Неприступному земля приносит вертеп, ясли вмещают Невместимого. Чуждый и тени греха Сын Божий «уничижил Себя Самого, приняв образ раба, сделавшись подобным человекам и по виду став как человек» (Фил. II, 7—8). Бог рождается в смиренной обстановке, принимает нашу слабую человеческую природу для того, чтобы мы «нищетою его обогатились» (2 Кор. VIII, 9). Величайшее проявление любви Божественной необходимо было для нашего спасения: «Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную» (Ин. 3:16).

Невольно возникает вопрос: почему Господу угодно было избрать для спасения людей такую форму проявления Своей бесконечной любви? Господь благоволил через Своего Единородного Сына спасти нас от греха, проклятия и смерти, и такое проявление любви Божественной вытекало из самой сущности греха. Начало греха – гордыня. Виновник зла в мире, диавол, пал гордостью. Человека он вовлек в грех также горделивым обещанием: «будете как боги». Пока человек свою чистую, но ограниченную волю согласовал с волей Божественной, он блаженствовал. Общение с Богом было для него источником наслаждения. Но вот появляется соблазн гордости — поставить себя на место Бога. Диавол внушил человеку несчастную мысль быть самодовлеющей, не зависящей от Бога личностью: центром жизни по этой мысли становится не Бог, а сам человек; нравственная связь с Богом порывается. Такое настроение самопревозношения святой пророк Исаия выражает словами: «взойду на высоты облачные, буду подобен Всевышнему» (Ис. XIV, 14). Но человек слишком ничтожное существо, чтобы заменить собою Бога. Он частица мира, тварь, и восстание против Бога для него гибельно.

Как не пожелавший иметь связь с общемировой основой жизни — с Богом, человек лишается благодатного общения с Богом и обрекается на жалкое, полное всяких лишений, существование. Гордому самодовольству человека предлагается тяжелое испытание испить до дна горькую чашу душевных и телесных страданий. Погрузившись в бездну зла, не находя в своей жизни удовлетворения, ни для своего разума, ни в особенности для своей совести, этого глагола Божия, уцелевшего в сознании падшего человека, человек должен был сознать необходимость воссоединения с Богом, должен был прийти к тому неотразимому выводу, что только с Богом и в Боге настоящая, достойная человека жизнь. Человек понял это и устремил к небу взор полный тоски, надежды и ожидания. Ко времени пришествия на землю Иисуса Христа не только евреи, но и язычники ожидали Примирителя. Очевидно, яд греха произвел свое действие. Человек сознал необходимость иной жизни, стал искать уврачевания своих недугов. Исполнение времен настало. И Господь даровал людям Спасителя.

Для того, чтобы обновить больного человека, необходимо было уничтожить самый корень болезни, — нужно было вытравить самый яд, отравивший природу человека. А этим ядом была гордость. И вот Господь величайшим проявлением смирения, родившись в нищенской обстановке, предлагает человеку врачевство. Некогда человек возмечтал заменить собою Бога, теперь Сам Бог принимает образ смиреннейшего человека. Своим смиренным служением, начавшимся в вертепе и закончившимся на Голгофе, Иисус Христос со Своей стороны сделал все, что нужно для спасения человека. Теперь уже от человека зависит воспользоваться величайшим даром Божественной любви или пренебречь им. Веруя в Господа Иисуса Христа, нас ради человек и нашего ради спасения сошедшего с небес и воплотившегося от Духа Святого и Марии Девы и вочеловечшася, обновляясь во Христе через Крещение и другие таинства, отрекаясь от своей греховной воли и подчиняясь воле Божией, считая себя не самодовлеющим центром жизни, а носителем Божественного образа, человек усвояет себе дарованное спасение, становится другом Божиим и вступает с Господом в союз не менее тесный, чем это было у первого человека до грехопадения. В этом случае основным правилом жизни для человека является воля Божия — «да будет воля Твоя, яко на небеси и на земли», — говорит он Господу. Воля Божия становится внутренним влечением человеческого сердца, а не только внешним требованием христианского долга. При этом не происходит подавления человеческой личности, а наоборот выражается ее высшее самоутверждение в лучшем, благороднейшем смысле. В сознании единения с Богом, а в Нем и со всеми людьми, человек проникается настроением всеобемлющей любви. Гордому самопревозношению нет места.

Наоборот, когда человек считает себя центром жизни и себялюбиво стремится всех и всё сделать средством для достижения своих целей, впадает в грех гордости, погубивший и высшего ангела, и первого человека. Он сам лишает себя величайшего дара Божественной любви. Для него чуждыми являются и Вифлеемские ясли, и все смиренное служение Господа Иисуса Христа. Христос не с ним, благодати Божией в нем нет, Бог противится ему: «гордым Бог противится, смиренным же дает благодать» — говорит святой апостол (1 Петр. V, 5). А что же может человек, если Бог не с ним?

Правда, за последнее время замечаются попытки заменить нашу христианскую религию Богочеловека, воплощение которого мы ныне празднуем, религией человекобожества. Основой жизни, её альфой и омегой объявляется человек. Человек объявляется богом. Древнее искусительное обещание — «будете как боги» принимается за выражение действительного состояния человека. Новейшие богоборцы льстят человеческой гордости и говорят человеку: «зачем тебе Бог, не нужно Богочеловека Христа; ты сам бог, властвуй, подчиняй все себе, забудь о небе, земля и только она одна нужна для твоей царственной воли». Религия Богочеловека Христа, делающая человека сыном вечности и причастным Божественной жизни, возвышающая человека до Бога, им ненавистна, им нужно самую идею Бога принизить до понятия «человека». Не новы эти дерзкие порывы. Через это зло вошло в мир; это было источником неисчислимых страданий для человека. Не может человек жить без неба, сузив свои стремления самим собою. В этой душной атмосфере человек задыхается. Да и успеха подобного рода гордые начинания иметь не могут. Об этом красноречиво свидетельствует история. Хорошим примером этого может служить судьба Наполеона, победу над которым мы ныне празднуем. Избалованный успехами своего оружия, упоенный славой, он в гордом сознании своего величия вздумал поделить с Богом власть, как равный Ему: «Тебе небо, мне земля». Господь мог спросить этого самообольщённого человека словами мудреца: «что гордится земля и пепел?» (Сир. X, 9). Жестоким уроком истории Он указал гордецу, что человек не может делиться с царем вселенной, от которого пути человеку исправляются — ты до неба вознесся, до ада низринешься. Наполеон низринулся до пустынного острова святой Елены. Русский же народ свои успехи смиренно относил помощи Божией. Одолев гордого супостата, венценосный вождь русского народа Император Александр I выразил общее настроении словами: «Не нам Господи, не нам, но имени Твоему даждь славу». Не потому ли с нашими предками был Бог, и они с твердой верой могли говорить: «с нами Бог, разумейте языцы и покоряйтеся, яко с нами Бог». Да будет же это смиренное сознание единения с Богом залогом безопасности и процветания нашей родины и да низводит оно на нас благодать Божию!

Твердо веруем, что кроткий свет Вифлеемской звезды до конца мира будет тихо озарять землю и не затемнить его никаким проповедникам новых религий гордого человекобожества. После нас еще целые ряды новых поколений в этот день будут торжественно прославлять Богомладенца и возносить ангельскую песнь: «слава в вышних Богу, и на земли мир, в человецех благоволение».

Теги:
Рождество Христово
смирение
гордость
духовная жизнь
Известия по Казанской епархии

Все публикации