Публикации

Работать подано, или Куда уходят восемь часов пять дней в неделю

Дата публикации   Количество просмотров
Все публикации автора
Автор:
Илья ТИМКИН
Работать подано, или Куда уходят восемь часов пять дней в неделю

Как-то раз на работе мы с сослуживцами задались вопросом, сколько времени проводим друг с другом. Посчитали. Оказалось — даже больше, чем с родными и близкими. Больше, чем с жёнами, детьми, отцами и матерями… Удивительно, но факт. Сегодня как раз и поговорим о «работе» — такой разной у каждого — скучной и интересной, любимой и не очень, высокооплачиваемой и не совсем, постоянной и временной.

Начнём с того, что работа по сердцу — это, конечно, ценный подарок от Бога. Православные иногда склонны умалять значение важности самореализации. Дескать, куда Господь тебя поставил, там и трудись. Это означает — куда папа с мамой отвели за ручку после школы, куда потом направили по распределению — вот там и работай, освящай место. Не работа красит человека, а человек работу… И это, конечно, всё правильно. Но, как водится в христианстве, на тот же самый вопрос мы обязаны смотреть и с другой стороны.

Мы должны стремиться к тому, чтобы работа была любимой. Думаю, и просить у Бога помощи в этом тоже должны. Притчу про таланты не забывать, и реализовывать то, что Господь в тебя вложил. Ходят ведь по квартирам плохие сантехники, которые могут стать хорошими конферансье на свадьбах. И в столовых невкусный суп детям варят повара, которым по ночам снятся сверкающие рельсы, трамвайный клаксон и микрофон для объявления остановок.

Это, конечно, на зубах навязло, и кто только об этом не говорит. Но мы как-то на своих нелюбимых работах от детской мечты отмахиваемся. В конце концов, кредиты надо платить и опасно это — уходить неизвестно куда. Но с известной смелостью, с рассудительностью, а главное — с верой в помощь Господа — всё не так уж и страшно. Тысячи людей по всему миру меняют работу и становятся счастливее.

При этом, конечно, слова «да будет воля Твоя» забывать нельзя ни в коем случае. И метаться с работы на работу в поисках идеальной — глупо. Мы выше говорили именно о поиске призвания, а не о поиске хорошего коллектива и огромной зарплаты. Вот если сварщик мечтает стать священником — надо становиться. А если тот же сварщик меняет заводы, как перчатки, потому что ему начальник не угодил, или на проходной вахтёр не поздоровался — тут дело другое.

Ну и бывает такое, что под прикрытием поиска «работы мечты» так называемые главы семейств месяцами пролёживают диваны, а жена с детьми по вечерам варят суп из топора и не знают, в какой момент у них свет за неуплату отключат. Здесь тоже понятно — надо хвататься за любое дело, лишь бы хоть что-то домой приносить. Ну а мечту искать параллельно.

Другой вопрос — как на работе не забывать про Бога? Ведь, действительно, в суете и круговерти тяжело иногда приходится, и что, вот эти наши восемь часов в день жить исключительно «земным»? Вопрос, конечно, с подвохом, потому что если у человека есть памятование о Боге, то никакая работа его с этого не сдвинет… Но мы ведь только стремимся к такому. И на пути надо сооружать для себя маяки для памяти.

Вот грузит рабочий на заводе мешки с серой. Насыпал, завязал, отнёс. Насыпал, завязал, отнёс. Если в голове псалмы на память петь, запросто можно очередь пропустить. Поэтому в данном случае стоит упростить молитвенное делание. Например, благословляться перед каким-нибудь повторяющимся действием. «Господи, помоги донести!». Или на почте перед каждым клиентом: «Господи, помоги хорошо обслужить!». В магазине перед каждой полкой: «Господи, помоги правильно расставить!». Так мы и смиряться потихоньку научимся, и Бога к себе на работу пустим. Потому как обычно мы склонны вспоминать Его лишь тогда, когда мешок с серой забудем завязать, или недовольный клиент начнёт требовать «жалобную» книгу.

Ещё, конечно, нужно работу делать на совесть. Христос ведь в каждом человеке предлагает нам видеть Себя. А потому можно представлять, что работу свою мы делаем для Бога. Вот полы моем. Можно, конечно, наскоро тряпкой пройтись, а можно под кровать залезть. И если помнить, что убираем комнату для Христа — под кровать лезть как-то проще. Да и на постоянно звонящих по телефону людей злиться стыдно будет. И тот же суп в столовой получится вкуснее — всё же, с любовью. И на рынке рука сама потянется к ведру, да и вышвырнет оттуда заранее с заботой припрятанные на дно зелёные картофелины.

Тут мы подходим к очень интересной и важной проблеме. А именно к тому, что на многих работах в современном мире… принято лукавить. Грубо говоря, это входит в профессиональные обязанности. Или не входит? Чаще всего, пожалуй, мы настолько расхлябанны и мягкотелы, что боимся изменить традицию врать. Мы плывём по течению, и нарушаем евангельские заповеди.

Вот как писал об этом Джон Стейнбек в своей знаменитой «Зиме тревоги нашей». Марулло — хозяин бакалейной лавки, Итен — продавец.

«Вернувшись, Итен застал Марулло склонившимся над мусорным баком.

— Начнем здесь, мальчуган. — Он вытащил из мусорного бака листья цветной капусты. — Слишком много срезаешь.

— Так аккуратнее.

— Цветная капуста продается на вес. Швыряешь деньги в мусорный ящик. Я знаю одного умного грека у него, может, двадцать ресторанов. Так вот, он говорит: «Весь секрет в том, чтобы почаще заглядывать в мусорный ящик. Что выброшено, то не продано». Умный грек, хитрый.

— Да, мистер Марулло. — Еле сдерживая нетерпение, Итен вошел в лавку. Марулло следовал за ним по пятам, сгибая и разгибая руки в локтях.

— Овощи спрыскиваешь, как я велел?

— Спрыскиваю.

Хозяин взял с прилавка пучок сельдерея.

— Привял.

— Слушайте, Марулло! Замачивать их, что ли? И без того на треть воды.

— Если спрыскивать, они не вялые, а свеженькие. Думаешь, я ничего не знаю? Я с тележки начал — с одной тележки. И все знаю. Учись ловчить, мальчуган, не то прогоришь. Теперь мясо — слишком дорого платишь оптовикам.

— Мы же рекламируем, что говядина у нас высший сорт «А».

— А, Б, В — поди разбери. На ценнике написано, и дело с концом. А вот теперь о самом важном. Должники нас душат. Кто не уплатит к пятнадцатому — кредит закроешь.

— Нет, так нельзя. Ведь некоторые лет по двадцать сюда ходят.

— Слушай, мальчуган. Магазины Вулворта самому Джону Д. Рокфеллеру не отпустят в долг даже на пять центов.

— Да, но это надежные люди, почти все надежные.

— Что значит «надежные»? Если не уплатили, значит, деньги не пущены в оборот. Вулворт закупает целыми грузовиками. А мы так не можем. Надо учиться, мальчуган. Верно, хорошие люди. Но деньги тоже хорошая вещь. В баке слишком много обрезков.

— Это сало и кожа.

— Если сначала отвесить, а потом счистить, тогда можно. О себе не мешает подумать. Сам о себе не подумаешь — кто будет о тебе думать? Учиться надо, мальчуган».

Нечто подобное бывает почти на каждой работе. И конечно, нам — христианам, надо быть маленькими революционерами. Там, где можно сделать дело честнее, делать его честнее. При этом остерегаться расшвыривания инструментов по комнате и обвинений с пеной у рта. Другие грешат? Мы их жалеем. А сами не грешим не потому, что святые и чистые, а потому, что нам так Христос велел. В общем, спокойно и тихо надо гнуть свою линию.

Образцом предусмотрительности и спокойствия для меня остаётся товарищ-водитель. Он устроился на работу, и узнал в первый же день, что предыдущие пятнадцать человек на его месте воровали бензин. Весьма распространённая, увы, практика. И вот мой друг, конечно, мог громко возмутиться. Доложить начальству. С гордо поднятой головой принести канистру и сказать: «А я вот не ворую». Но он поступил по другому — тихо и аккуратно начал снижать расход, и в итоге никто ничего и не понял, но и друг не воровал бензин.

То есть «палить контору» в первый же день, может, и не стоит. Люди ведь искренне живут с мыслью, что с работы обязательно надо что-то «прихватывать» — на то она и работа. Но медленно и неумолимо ломать закоренелую практику — это нужно. И не бояться прослыть чудаком, и не бояться разорвать круговую поруку — там, где это нужно Христа ради. Потому что круговая порука, пел Бутусов, «мажет, как копоть». А нам негоже и без того нечистую совесть в грязи полоскать.

О многом ещё можно поразмышлять в связи с нашей темой, но будем останавливаться. Подводя черту, скажем, вслед за апостолом: «Кто не работает, тот да не ест». Скажем: ищите любимое дело и старайтесь превратить его в вещь, приносящую доход. Скажем: трудитесь для Христа. Скажем: молитесь на всяком месте и на всякое время. Скажем: не бойтесь поднять руку, когда все опустили головы.

Пусть эти наши восемь часов не будут вычеркнуты из пути к Царствию Небесному, а наоборот, станут ареной борьбы с собственной низостью и греховностью. Помоги нам в этом Господь.

Теги:
Работа
духовная жизнь

Все публикации