Публикации

Зачем нужна исповедь перед каждой молитвой? Правда ли, что православие — религия рабов?

Дата публикации   Количество просмотров
Все публикации автора
Автор:
Илья ТИМКИН
Зачем нужна исповедь перед каждой молитвой? Правда ли, что православие — религия рабов?

Рубрика «Школа молитвы», выпуск 8

Продолжаем публиковать стенограммы бесед, которые проводятся в приходе Воскресения Христова города Нижнекамска. Студенты вместе с преподавателем рассматривают учение о молитве и вместе находят ответы на практические вопросы, возникающие у тех, кто учится разговаривать с Богом.

Для тех, кто не был в прошлый раз — цикл наших бесед называется «Школа молитвы», мы проводим её в течение часа, и есть несколько блоков, которые мы изучаем. Первый наш блок — сегодня мы с него начнем — это то, что мы должны помнить во время молитвы некие правила. На прошлом занятии мы что разобрали, кто вспомнит?

— Молитву «Отче наш»…

— Да, но я имею в виду, какие правила и тонкости молитвы?

— Что надо благоговейно стоять...

— Да. Чтобы это было сводом правил, запишем в тетради. Можно озаглавить как «Правила молитвы». В будущем советую распечатать, или маркером написать на листочке, и повесить на стену рядом с домашним «иконостасом», чтобы не забывать при молитве.

Запишем так: «Помнить, что ты лицом к лицу беседуешь с Богом, Пресвятой Богородицей, ангелами и святыми».

Мы на прошлом уроке говорили, что очень важно это помнить. Если мы будем не молиться, а просто читать молитвы рассеянно, переминаться с ноги на ногу и вести себя развязно — это неправильно, потому что Господь в этот момент смотрит на нас, с нами разговаривает.

Сейчас второе правило выведем. Святой Иоанн Кронштадтский вот что писал:

«Иногда человек молится, по-видимому, усердно, но молитва его не приносит ему плодов покоя и радости сердца о Дусе Святе. Отчего? Оттого, что, молясь по готовым молитвам, он не каялся искренно в тех грехах, которые он учинил в тот день, которыми осквернил свое сердце, этот храм Христов, и коими прогневал Господа.

Но вспомни он о них да раскайся, со всею искренностию осуди себя беспристрастно — и тотчас водворится в сердце мир, превосходяй всяк ум (Флп. 4, 7). В молитвах церковных есть перечисление грехов, но не всех, и часто о тех-то самых и не бывает упомянуто, коими мы связали себя; надо непременно самому перечислить их на молитве с ясным сознанием их важности, с чувством смирения и с сердечным сокрушением.

Оттого-то в молитвах вечерних и говорится при перечислении грехов: или то-то, или это сделал худого, то есть представляется на нашу волю упоминать те или другие грехи».

Вот это первое. А второе — цитата Паисия Святогорца. Он говорил так:

«Каждую молитву надо начинать с исповеди Богу. Не так, конечно, чтобы, не переставая, плакаться: «Я такой, сякой, эдакий!» — а потом продолжать свою старую песню. Это не переживание греха. Переживая, человек становится хоть немного, да лучше».

То есть правило, которое мы должны сегодня с вами разобрать, означает следующее… Если мы встаём перед Богом молиться, то для того, чтобы нам удалось поговорить с Богом нормально, нам надо прийти в осознание собственной греховности. В Новом завете написано, что гордым Бог противится, а смиренным дает благодать. Для того, чтобы мы могли войти с Богом в общение, нам нужно обязательно на молитве быть с покаянным сердцем. Советуют вспомнить об этом перед тем, как начать молиться.

Бывает, что мы хорошо провели свой день и сильно не грешили, нормально себя вели, и такие радостные приходим молиться… Но зачастую мы на этой молитве всё-таки забываем, что мы люди грешные и что всё, что сегодня было, нам подарил Господь. Мы незаметно начинаем гордиться нашим хорошим поведением, думаем, что это мы такие молодцы, что хорошо себя вели. А на самом деле славу за всё надо воздавать Богу. Иначе молитва у нас не получится. Главный показатель того, что мы «хорошо себя вели» — это как раз-таки радостное чувство смирения, покаяния перед Богом.

А бывает, мы наоборот в этот день согрешили, да еще и поняли, что согрешили, и нам было плохо на душе, и мы с этой болью приходим к Богу… Может, вы замечали, что тогда после молитвы чувствуется большое облегчение, какая-то радость, мир на душе? Может, вы там поплакали. И это были слёзы, приносящие покой и радость.

Итак, мы можем не каяться, но пытаться разговаривать с Богом — однако получим от этого гораздо меньше, чем если придём к Богу с покаянным сердцем. Наверное, у каждого из нас, когда мы встаём молиться, есть, что вспомнить о себе: что мы гордые, злые, ленивые… Не просто для того, чтобы побить себя кулаками в грудь и сказать «Я — червь», это тоже будет неправильно. Ведь Господь говорит нам такую радостную весть, что мы можем грехи исправить. Мы каемся для того, чтобы исправиться. Поэтому перед молитвой, когда мы вспомнили свои грехи, нам можно в сердце своём сказать: «Господи, я попробую этим грехом не грешить, но без Тебя я не смогу, помоги, пожалуйста». И в таком состоянии начинать молиться.

Попробуйте в течение ближайшей недели вспоминать, что перед Богом надо стоять с сердцем сокрушенным и смиренным. «Сокрушенное» как на русский переводится? Если дословно, «сокрушить» — это «разрушить». То есть мы должны с сердцем разрушенным и смиренным встать перед Богом.

Господь, когда мы причащаемся, нас кем делает? Он говорит: «Я в вас, а вы— во Мне». То есть Он нас в какой-то степени обоживает — возносит на такую высоту, что Сам соединяется с нами.

Некоторые атеисты говорят, что православие — религия рабов. Мол, вы считаете себя червями, никакого достоинства у вас нет. Это правда или нет? Читая «Отче наш», мы Бога смеем называть Отцом. Мусульмане этого не делают, например. А мы знаем, что Сам Христос пришёл на землю и стал Человеком, и мы пьём Его кровь и едим Его тело во время причастия — что может быть выше?

Но при этом есть два полюса, между которыми находится человек: с одной стороны, христианин очень близко к Богу, с другой стороны — он помнит, что очень легко может упасть. Там, в будущей жизни, когда мы будем по-настоящему в небесном Иерусалиме, наверное, мы окажемся ближе к полюсу, где Господь. Но здесь мы живём такой жизнью, что не хотим стремиться к Богу, постоянно Его обманываем, изменяем Ему, и поэтому нам всегда есть в чём исправляться и о чем помнить.

Как узнать, помолился ты хорошо или плохо? Я прочитал в самом начале слова Иоанна Кронштадтского:

«Иногда человек молится, по-видимому, усердно, но молитва его не приносит ему плодов покоя и радости сердца о Духе Святом».

Слушайте внимательно: плоды молитвы — покой и радость о духе Святом. Нас предостерегают о том, чтобы мы во время молитвы не искали восторга, слишком радостных чувств, жара в груди. Бывает такое, и это называется «прелесть», тут надо быть осторожными. Мы должны проверять себя, чтобы после молитвы в нашем сердце воцарялись покой и радость. Если мы к Богу приходим до молитвы с какой-то болью внутри себя, либо в суете, не хочется молиться, думаем о прошедшем дне… После молитвы, если все у нас получится, с Божьей помощью, мы должны почувствовать умиротворение, тихую радость.

Скажу ещё, что оценивать себя надо с осторожностью. «Вот, я сегодня замечательно помолился, ура!» — так не нужно говорить, оставляйте Господу на суд свои молитвенные подвиги. За мирную и радостную молитву не себя будем хвалить, конечно, а тихо славословить Бога.

Итак, давайте сформулируем и запишем второе правило: «Начинать молитву нужно с сокрушенным и смиренным сердцем» (это из 50-го псалма слова). Как бы мы ни были грешны, если сердце наше сокрушенно, Господь нас не уничтожит. Так сказал псалмопевец Давид.

Продолжение следует...

Теги:
Школа молитвы
молитва
Бог и человек
покаяние

Все публикации