Публикации

Жизнеописание священномученика Павла Дернова. Путь на Голгофу

Дата публикации   Количество просмотров
Все публикации автора
Автор:
Алексей КОМИССАРОВ
Жизнеописание священномученика Павла Дернова. Путь на Голгофу

По сложившейся ситуации в городе Елабуге в феврале 1918 года создается впечатление, что власть на какое-то время оказалась в руках слуг сатаны.

В архиве музея Елабужского государственного педагогического университета хранились воспоминания старожила города Елабуги Любови Ильиничны Романовской (в девичестве Именитовой), записанные ее дочерью Вероникой Тимофеевной Романовской. Эти воспоминания неточно передают картину тех лет, они излишне эмоциональны, но участвуют в создании общего контекста. Вот как они воссоздают картину жизни семьи Дерновых и страшных событий 1918 года в Елабуге:

«Занимали они (Дерновы — прим, авт.) большой, очень красивый дом, с большим садом (в советское время противотуберкулезный диспансер, в 2008 году дом был снесен, и место занято новостроем (прим, авт.). Семья была большая: родители, пятеро детей (четыре мальчика и одна девочка)... Эта семья вызывала восхищение и уважение. И тут 1918-й год — «разгул сатанинских сил». Елабуга в гражданскую войну, как Голгофа. Город переходил то к красным, то к белым, то к чехам, на Каме «баржи смерти» и расстрелы, расстрелы...

Сыновья Дерновых учились в это страшное время: старший (20 лет) — в Казани, он был студентом, второй (18 лет) — в Елабужском реальном училище, младший (14 лет) — в мужской гимназии, Варе — 13, а младшенькому «ангелочку» Сереже — 4 года.

Красноармейцы совершили кощунство в храме, до глубины души возмутившее всех верующих, запуганных насмерть. Отец Павел произнес гневную проповедь, предав анафеме богоотступников. Он был сразу же расстрелян при выходе из храма.

Эта расправа — дикая и бессмысленная — с любимым отцом вызвала у сыновей желание «отомстить». И вот маленький тихий городок содрогнулся от ужаса и горя: трое юных «мстителей за кровь отца» были приговорены к расстрелу как участники контрреволюционного заговора (их отец еще не был погребен). Жителям города было строжайше запрещено выходить из домов в день казни. Расстреливали их под дамбой, у электростанции из красного кирпича: старшие были убиты мгновенно, для гимназиста потребовался второй залп (он отвернул голову) — из-за закрытых ставень эту казнь видели жители близлежащих домов.

Варю и Сережу спрятали добрые люди: их тоже намеревались уничтожить — искоренить все «дерновское отродье». Они уцелели для долгой, интересной жизни...

Тяжело переживали многие елабужане эти страшные события. Учительница детей Дерновых Любовь Федоровна Сафанеева сошла с ума после чудовищного, бесчеловечного расстрела отца Павла и его троих сыновей...»

Другой рассказ учащейся Стахеевского Елабужского епархиального училища:

«Кстати, о семье Дерновых. В 1917 году их постигло страшное несчастье. Зимой ночью вывели самого Дернова и двух его сыновей 18-ти и 20-ти лет к реке Тойме и там расстреляли. Жуткая была картина, когда из их дома вынесли три гроба, за гробом шла жена, мать сыновей с дочкой Варей 10-ти лет и сыном Сережей 7-ми лет. Я без содрогания не могу вспоминать эту ужасную процессию»[1].

По свидетельству еще одного елабужанина, Владимира Петровича Гирбасова, в январе 1918 года начались волнения в пехотном полку, который стоял еще до революции с царских времен. Полк хотели якобы отправить на переформирование. А солдаты опасались, что их хотят отправить на фронт. Полк взбунтовался, и большевики оставили город. По городу ходили слухи, что советская власть будет восстановлена вооруженным путем.

«В воскресный день накануне отъезда в Чистополь Владимир слушал в Спасском соборе проповедь отца Павла Дернова, речь которого произвела большое впечатление на слушателей и на подростка... Дальнейшие события ему стали известны из рассказов родных: как забрали деда Гавриила и его братьев, как погибли двоюродные дедушки Гавриил и Павел; о трагической судьбе отца Павла Дернова и его трех сыновей; как бесчинствовала банда, прикрываясь флагом Красной гвардии, чиня грабежи и насилие: отбирали ценные вещи, скот, лошадей — все, что хотели. Месяца два продолжались эти бесчинства. Расстрелянных спускали в прорубь под лед Тоймы, а родным говорили, что их отправили в Казань по распоряжению оттуда[2].

Еще одной жертвой красного террора стал елабужский торговец Павел Федорович Гирбасов, который был расстрелян, и тело его было сброшено в прорубь на реке Тойме в феврале 1918 года. Дети его в страхе бежали из города. Вот как описывает этот период Владимир Петрович Гирбасов: «В феврале 1918 года власть в городе взяли отряды Красной гвардии. Начался террор, аресты. В этот период арестовывали многих, и не только купцов, но и интеллигенцию, кто не успел уехать или скрыться из города. Многих из арестованных расстреливали. Купцов Гирбасовых Алексея и Павла дважды арестовывали и отпускали за большие контрибуции. Конфисковали деньги в банке. Когда пришли ночью в третий раз, требовали денег. Забрали женские украшения — кольца, сережки, столовое серебро. Всех троих братьев арестовали. Алексея и Павла расстреляли и в мешках сбросили в прорубь на реке Тойме. Гавриила выпустили потом...

В феврале 1918 года был расстрелян Владимир Иванович Стахеев и сброшен в прорубь.

Весь город был потрясен расстрелом отца и сыновей Дерновых... Спасский собор красные осквернили тем, что опорожнились в нем. По этому поводу отец Павел Дернов призвал верующих не допускать установления безбожной власти. Дернова арестовали, и с ним трех его сыновей — студента Казанского университета, старшеклассника реального училища и 14-летнего подростка. Забрали всех и расстреляли. Варе Дерновой шел 13-й год, младшему Сереже — пятый. Их успела спрятать прислуга. Маленького Сережу кухарка спрятала в русскую печь и прикрыла заслонку»[3].

Варвара Павловна Дернова в самых первых строчках своих воспоминаний «О папе и братьях» написала: «Есть еще одна причина, и немаловажная, по которой об этом следует рассказать, — могут быть и сильно искаженные слухи или будто бы свидетельства». И действительно, события гибели отца и братьев, которые она описывает, отличаются от всех других воспоминаний очевидцев ясными и четкими деталями. И, конечно, именно воспоминания Варвары Павловны Дерновой могут быть признаны наиболее объективно излагающими события тех трагических дней. Но воспоминания других очевидцев и имеющиеся у них неточности не противоречат истине, а как раз являются ее подтверждением.

Было бы сомнительно видеть воспоминания совершенно разных людей, записанные и собранные в разное время, при разных политических ситуациях, и чтобы они слово в слово соответствовали друг другу. В таких случаях обычно оппоненты предъявляют обвинения в преднамеренном сговоре. Так, например, в свидетельствах евангелистов о земной жизни Иисуса Христа критики тоже на протяжении всей истории христианства находили множество исторических, топографических и прочих несовпадений. Но Святая Церковь именно на основании этих несовпадений в передаче событий евангелистами видит истинность канонических Евангелий, свидетельство того, что тексты Нового Завета не исправляли в угоду мельчайшим совпадениям незначительных фактов, не влияющих на основы вероучения. Каждый человек помнит то, что пришлось пережить и что сохранила его память. Очень многое зависит и от эмоционального ощущения происходящего. Причем, стоит отметить, что многие очевидцы елабужских событий в 1918 году были еще детьми и многое слышали от своих родителей.

Таким образом, страшные события казни священника Павла Дернова и его сыновей Бориса, Григория и Семена в Елабуге, детально изложенные в воспоминаниях Варвары Павловны Дерновой, имеют существенные отличия в воспоминаниях других очевидцев, но в общей своей фабуле они, бесспорно, совпадают и свидетельствуют об истинно исповеднической и мученической кончине этих людей.

Если подытожить события, то общая картина трагедии может быть представлена таким образом. После захвата города Елабуги карательным отрядом Е. Колчина в городе начался самый настоящий террор. В задачу отряда входило выявление и казнь организаторов так называемого мятежа, которым удалось свергнуть в городе власть Советов. Начались аресты и допросы. Значительную активность проявляли добровольные информаторы. Под подозрение попали все зажиточные жители города. Представителей духовенства, вставших на защиту своих святынь от безумного осквернения, было решено объявить идеологическими организаторами восстания, что было особенно удобно после публикации воззвания Патриарха Тихона, где он обличал эту жуткую новую власть. В такой ситуации, после только недавно зачитанного послания Патриарха, после ярких проповедей и обличения осквернителей храма, скромный труженик на ниве Христовой, священник Павел Дернов был представлен карателями как главный организатор восстания в городе Елабуге. В его доме 12 февраля 1918 года начался обыск. Была найдена старая пустая пулеметная лента. Священник Павел Дернов был арестован. Подвергался ли он допросу у командира карателей Е. Колчина? С учетом того, что бойцы первым делом разграбили спиртовые склады, находившиеся недалеко от здания Стахеевского епархиального училища, можно представить себе, в каком состоянии они творили все свои беззакония. Что могли спросить находящиеся в животном состоянии люди у священника, который по своим убеждениям был монархистом и, конечно, не мог любить новую безбожную власть, свергнувшую царя? Вряд ли он мог быть услышан.

Пьяные солдаты увели священника Павла Дернова за Моралёвскую мельницу, на лед реки Тоймы, и там убили его. Хозяин мельницы рассказывал, что он все видел, и сообщил, что перед самой казнью отец Павел Дернов попросил солдат дать ему возможность исповедаться. Но это его последнее желание не было выполнено. Отца Павла Дернова закололи штыками и стрельнули ему в лицо — пуля прошла навылет через щеку. На льду реки Тоймы после казни еще некоторое время было большое кровавое пятно. Злодеяние было совершено в ночь с 12 на 13 февраля 1918 года по ст. стилю. На следующее утро, когда весть о смерти отца Павла Дернова еще не дошла до его семьи, трое его сыновей с негодованием и возмущением отправились на поиски отца и были тут же арестованы солдатами. Пока Анна Аркадьевна, видимо, при помощи своего отца — протодиакона Аркадия Иоанновича Лаженицына и добрых помощников была занята организацией поиска своего мужа, пока узнала страшную весть и смогла доставить тело его домой, ее сыновья были выведены под городскую дамбу, на место, которое в народе называлось «Ряжи», и там расстреляны из ружей с разрывными пулями. Смерть их была страшна. Пьяные от спирта, крови и грабежей каратели беспорядочно стреляли в молодых людей и затем добивали их штыками. В итоге все трое были убиты. Анна Аркадьевна узнала о гибели своих сыновей от своего отца. Сидя у гроба мужа, она воскликнула: «Да будет воля Твоя!». Уже на похоронах диакон, участвующий в отпевании, сказал Анне Аркадьевне: «Аннушка, как тебя полюбил Господь!».

На гибель отца Павла с сыновьями отозвалась столичная петербургская пресса. В газете «Петроградский церковно-епархиальный вестник» появилась заметка «Расстрел пастыря и издевательство над игуменьей»[4]. Вот что сообщалось в издании:

«В Петрограде получены достоверные сведения о расстреле в г. Елабуге священника о. Дернова и троих его сыновей: двух студентов и гимназиста. Причина расстрела — найденная у покойного о. Дернова австрийская пулеметная лента, привезенная с войны одним родственником. Елабужские власти, расстреляв о. Дернова, бросили его труп у мельницы. Арестованные сыновья о. Дернова, узнав о трагической кончине своего отца, бросили злодеям одно слово: «Душегубы»... И за это слово, сказанное сгоряча, всех трех юношей без всякого суда повели к пристани и там расстреляли. Причем юношей не только убили, но зверски убили разрывными пулями...

Республиканские елабужские власти не ограничились одним семейством о. Дернова. Они хотели расстрелять и прот. о. Танаевского, за которого горячо вступились его прихожанки. Они собрались все и умоляли палачей отпуститъ старца протоиерея, но и в них стреляли, они разбегались и снова просили палачей отпустить о. Танаевского. За 20 тысяч хотели отпустить, но где взять 20 тыс. рублей? Судьба о. Танаевского неизвестна.

Этого мало. Предержащая власть ворвалась в женский монастырь, издевалась над его обитательницами, а старую игуменью, лежащую при смерти, раздевали, стаскивали с постели, осматривали...

Страшные бывали времена, но таких еще не бывало. Не бывало и такого издевательства над духовенством, и когда это кончится — один Господь знает».

На похороны отца Павла Дернова и его сыновей Бориса, Григория и Семена собралось очень много народа. Даже находившийся в городе Елабуге карательный отряд не препятствовал проведению захоронения убитых. Все присутствующие рыдали в один голос. Такой трагедии в тихом уездном городе Елабуге люди еще никогда не знали. По всей видимости, хоронили в те дни не только погибших в семье Дерновых. Учитывая бесчинства карателей и приводимые цифры о пятистах погибших, в городе в то время должны были хоронить каждый день.

Погребение отца Павла Дернова и его сыновей состоялось на городском Троицком кладбище. Могила их была расположена слева от притвора храма, у двух тополей. По свидетельству Варвары Павловны Дерновой, гробы во время захоронения были помещены в специально приготовленный склеп. В советское время Троицкое кладбище было варварски разорено, Троицкий храм разрушен, а могила Дерновых утрачена. Восстановить место захоронения уже в начале XXI века помогли письма и схемы доброго елабужского знакомого Варвары Павловны Дерновой — Ивана Петровича Кащеева. Именно он нарисовал в письме схему кладбища, дорожки и место, где «стоит Павлик». Павлик — это друг детства Варвары Дерновой — Павел Хохлов. Именно он изображен на фотографии на предполагаемом месте могилы Павла Дернова и сыновей. Символически получилось так, что как будто эзоповым языком приходилось в те годы писать в письмах о месте захоронения священника, о чем на самом деле прямо и вслух говорить было опасно.

Лишь спустя 92 года после гибели священника Павла Дернов и его сыновей, при поддержке потомков Дерновых и огромными личными усилиями Анны Сергеевны Филипповой (внучки убиенного священника), на предполагаемом месте захоронения был восстановлен надгробный памятник. Это событие произошло при небольшом стечении народа 30 сентября 2010 г., на месте Троицкого кладбища. Почтить память священника Павла Дернова и его сыновей кроме внучки прибыли священник Андрей Лебедев из города Уржума; автор книги о первых новомучениках вятской земли Артем Маркелов, елабужские краеведы и представители музея-заповедника. Панихиду по убиенным мученикам совершил настоятель прихода Святой Троицы города Елабуги протоиерей Геннадий Колесников.

В тот же день вечером на заседании Елабужского краеведческого центра прошла встреча с А. С. Филипповой и А. В. Маркеловым. Благодаря приложенным усилиям стало возможным всем желающим посетить могилу отца Павла Дернова и его сыновей, поклониться подвигу их мученической кончины.

Дальнейшие судьбы членов семьи священника Павла Дернова, в частности его вдовы Анны Аркадьевны, детей Варвары и Сергея, а также Аркадия Иоанновича Лаженицына и др., подробно описаны в воспоминаниях Екатерины Евгеньевны Дерновой.

Архиерейский Собор Русской Православной Церкви Заграницей, прошедший в 1981 году, утвердил к церковному почитанию Список Новомучеников и Исповедников Российских, среди которых был Павел пресвитер (Дернов), новомученик. (1918 г.), память в неделю Новомучеников. При этом имя отца Павла Дернова до недавнего времени не было включено в синодик Русской Православной Церкви.  

Священник и его сыновья причислены к лику святых на заседании Священного Синода Русской Православной Церкви 15 октября 2018 года (журнал № 84) и включены в Собор новомучеников и исповедников Церкви Русской. Память протоиерея Павла Дернова и его сыновей будет совершаться 14 (27) февраля, в день их мученической кончины.

«А если нужно будет и пострадать за дело Христово, зовем вас, возлюбленные чада Церкви, зовем вас на эти страдания вместе с собою словами святого Апостола: «Кто нас разлучит от любви Божия: скорбь ли, или теснота, или гонение, или глад, или нагота, или беда, или меч?» (Рим. 8, 35).

А вы, братие, архипастыри и пастыри, не медля ни одного часа в вашем духовном делании, с пламенной ревностью зовите чад ваших на защиту попираемых прав Церкви Православной, немедленно устро-яйте духовные союзы, зовите не нуждой, а доброю волею становиться в ряды духовных борцов, которые силе внешней противопоставят силу своего святого воодушевления, и мы твердо уповаем, что враги Церкви будут посрамлены и расточатся силою Креста Христова, ибо непреложно обетование Самого Божественного Крестоносца: «Созижду Церковь Мою, и врата адовы не одолеют ей» (Мф. 16,18)[5].

Верные воины Христовы и сыны Русской Православной Церкви, отец Павел Дернов и его сыновья Борис, Григорий и Симеон в точности исполнили призыв своего Первосвятителя, Патриарха Московского и всея России Тихона, который молился о убиенном пастыре и его детях 31 марта (13 апреля) 1918 года на литургии в память всех убиенных за веру и Церковь Православную[6].

 

[1] О. А. Якунина. Воспоминания. 07.10.1978 г. Машинопись. Личный архив Валеева Н.М.

[2] Польских К. В. История рода купеческой династии Гирбасовых. — Елабуга. 2012.— С. 35-36.

[3] Там же, С. 69-70

[4] Петроградский церковно-епархиальный вестник; № 9 за 1918 г., с. 3

[5] Послание Святейшего Тихона, Патриарха всея России. // Журнал «Богословскій Вестник», издаваемый Московскою Духовною Академиею. — Сергиев Посад: «Типография И.И. Иванова».— 1918.— Том I,— Январь-февраль.— С. 74-76. (Ос. пагин.)

[6] За Христа пострадавшие: Гонения на Русскую Православную Церковь, 1917-1956: Библиографический справочник. — С.373.

Теги:
священномученик Павел Дернов
Елабуга
Елабужское благочиние
Новомученики и исповедники Церкви Русской
новомученики и исповедники Казанской епархии
история Казанской епархии

Все публикации