Публикации

Как апостолы причастились Крови Христа, если распятия ещё не было

Дата публикации   Количество просмотров
Все публикации автора
Автор:
Илья ТИМКИН
Как апостолы причастились Крови Христа, если распятия ещё не было

На Тайной вечери Христос преподаёт ученикам Божественные тайны, делает апостолов частью Самого Себя. Но как возможно это, если Богочеловек ещё не умер на Кресте, если Он только ещё собирается выйти в ночь Гефсимании? Вот преломляет Он хлеб и говорит: «Сие есть Тело Мое» — но Тело Его ещё не преломилось на Кресте… Вот подаёт чашу со словами: «Сие есть Кровь Моя», но ведь Кровь ещё не излилась… Всё это только будет, будет — но, может, установить таинство Евхаристии тогда надо позже, после Воскресения?

И здесь мы ясно видим то, что Литургия — это высочайшая вершина, не подвластная земному измерению. Литургия — прорыв в горняя, путешествие на Небо. Литургия — причастие Вечности, собирание всего земного времени в одну точку. Всё что было, есть и будет великого — всё это есть в Литургии.

Было, есть и будет… Мы вспоминаем на Литургии «крест, гроб, тридневное Воскресение, на небеса восхождение, сидение по правую руку Отца, второе и славное пришествие». И мы вспоминаем не в человеческом значении слова «память», но в божественном — а это значит, становимся свидетелями всего этого, участниками всего этого.

«Вспомни меня, Господи, в Царстве Своём» — просит разбойник на кресте, и Христос отвечает: «Ныне же будешь со Мной в раю». «Помяни (вспомни), Господи, душу усопшего (уснувшего) раба Твоего» — просим мы, и это значит: Господи, если будет мой близкий в Твоей памяти, то значит будет он жив, будет с Тобой рядом.

Литургия — глоток вечности. Но вот выходим мы из неё в наш обычный, временный мир. Исчезает ли в нём проклятие всё время утекающего сквозь пальцы песка из песочных часов? Всё так же умирают люди. Всё так же разлука неминуема. И молодость обязательно превратится в тление. И за весной несомненно последует осень... Но, причастившись Вечности, побывав в Царстве, мы теперь каждую минуту нашей временной жизни способны отнести к высшему смыслу.

Мы теперь живём как бы с двумя мыслями: и всё время после Литургии, и всё время перед Литургией. Мы видели Вечность в кадильном дыме евхаристического канона — и утренний туман для нас теперь отсвечивает чем-то небесным. Мы ждём следующего причастия, а потому каждый человек, встречающийся нам на пути, становится Христом, которому надо помочь — ведь мы помним Его слова на Страшном суде про больных, заключённых, жаждущих, раздетых, голодных…

Вся наша жизнь из цепочки «детерминированных случайностей», как выразился кто-то, превращается в отнесённость к Вечности. Мы снова и снова в Сионской горнице, и вокруг апостолы, а в центре — Христос. Снова и снова мы повторяем странные слова про крест, смерть, воскресение, второе пришествие. И в этом перечне того, что было, и того, что будет — есть и наша с вами жизнь. И мы с вами в крещении со Христом умерли, и с Ним воскреснем.

Воскреснем, и всегда вместе с Господом будем…

Теги:
Великий Четверг
Евхаристия
Тайная вечеря
Страстная седмица
Великий пост

Все публикации