Публикации

Церковь и государство на переломе эпох

Дата публикации   Количество просмотров
Все публикации автора
Автор:
диакон Никита КУЗНЕЦОВ
Церковь и государство на переломе эпох


Соборный взгляд на церковно-государственные отношения

Годы 2017-й и 2018-й ознаменованы молитвенным воспоминанием[1] и научно-богословским осмыслением[2] столетнего юбилея Священного Собора Православной Российской Церкви 1917-1918 года. Этому важнейшему событию в истории Русской Православной Церкви[3] предшествовала длительная работа, в начале которой особую роль сыграло Предсоборное присутствие — особый орган, созданный по повелению императора Николая II[4] определением Святейшего Синода от 16 января 1906 года для разработки вопросов, подлежащих рассмотрению Всероссийским Поместным Собором. Обращение к материалам Предсоборного присутствия актуально не только в свете памятных дат, но и в связи с тем, что большая их часть была использована на Поместном Соборе для выработки решений[5], многие из которых предопределили условия существования Русской Церкви в новую эпоху[6] и оказывают значительное влияние на жизнь Церкви и сегодня[7].

К таким решениям, в частности, относятся определения, касающиеся церковно-государственных отношений. В структуре Предсоборного присутствия не было специального отдела, который бы специализировался на этом вопросе[8], однако проблемы взаимоотношения Церкви и государства обсуждались членами присутствия в рамках деятельности первого отдела, в компетенции которого находились вопросы «о составе Поместного собора, порядке рассмотрения и решения дел на соборе и о преобразовании центрального церковного управления»[9]. После окончания прений относительно высшего церковного управления участники предсоборной дискуссии перешли к обсуждению вопроса об отношении Церкви к государству[10]. Такое расположение вопроса на первый взгляд может показаться странным. Однако проблемы внешнего церковного управления неминуемо влекут за собой вопрос отношений с государством, с которым внешние органы церковного управления в любом случае должны взаимодействовать.

Участниками дискуссии были: председатель — архиепископ Херсонский Димитрий (Ковальницкий), протоиереи Павел Соколов и Федор Титов, священник Александр Рождественский; профессора Илья Степанович Бердников, Николай Александрович Заозерский, Александр Иванович Алмазов, Николай Никанорович Глубоковский, Виктор Иванович Несмелов, Иван Васильевич Попов, Николай Семенович Суворов, Николай Дмитриевич Кузнецов[11] и др. Не будем перечислять всех членов отдела, но очевидно, что это были лучшие специалисты в самых разных областях — канонисты, литургисты, библеисты, богословы, патрологи. Стоит также отметить, что некоторые из них вели на тот момент многолетнюю дискуссию между собой[12] и отстаивали разные точки зрения, что придавало обсуждению открытый и всесторонний характер.

При внимательном изучении можно заметить, что значительный вклад в предсоборную дискуссию внесли церковные деятели, которые были неразрывно связаны с Казанской духовной академией. Среди них в первую очередь следует упомянуть председателя данного отдела, архиепископа Херсонского Димитрия (Ковальницкого), который в 1903-1905 годы занимал Казанскую кафедру[13].

Особого внимания, очевидно, заслуживает профессор Илья Степанович Бердников (18391915) — выдающийся правовед, профессор, создатель церковно-канонической школы Казанской духовной академии. Автор многочисленных трудов по церковному праву, среди которых особенно выделяется его работа объемом более полутора тысяч страниц, которую он скромно назвал «Краткий курс церковного права Православной Церкви»[14].

Также стоит отметить известнейшего литургиста и историка богослужения Александра Ивановича Алмазова (1859-1920). Выпускник Казанской духовной академии 1884 года, он начинал здесь свою исследовательскую деятельность, недолгое время был помощником инспектора[15]. С 1887 по 1912 год трудился в Новороссийском университете, где в 1896 году защитил докторскую диссертацию. С 1913 по 1919 год был ординарным профессором Московской духовной академии по кафедре церковного права.

Конечно же, нельзя обойти молчанием Виктора Ивановича Несмелова (1863-1937) — знаменитого философа, богослова, выпускника академии 1887 года. В своей знаменитой монографии «Наука о человеке», по слову Н. А. Бердяева, Несмелов явился продолжателем традиции восточного мистического богословия и актуализировал опыт «философского оправдания христианства»[16].

Церковно-государственным отношениям на Предсоборном присутствии было посвящено четыре заседания в первом отделении (с 20-го по 23-е), которые проходили 30 и 31 мая, 5 и 7 июня 1906 года[17]. По объемам материала и дискуссии эти прения не уступали другим вопросам данного отдела. Например, порядок рассмотрения и решения дел на предстоящем Соборе, был решен за одно заседание. Обсуждением отношений между Церковью и государством первый отдел завершил свою работу.

Поначалу выступавшие делали много исторических экскурсов и вдавались в пространные рассуждения. Ссылки на многочисленные факты чрезвычайно тормозили ход обсуждения, за ними порой трудно было различить суть вопроса. Алмазов замечал, что «несомненно, исторические и научные данные имеют существенное значение в решении вопроса, но если и далее пойдем этим путем, то будем блуждать в лабиринте рефератов. Церковная история продолжалась целые тысячелетия. Задачи государства изменялись. Если мы будем руководиться историческими данными, то мы не придем ни к какому выводу. Всякая система отношений между Церковью и государством хороша только в данное время»[18]. После этого дискуссия приобрела более предметный характер.

Также была высказана точка зрения о том, что Предсоборное присутствие не уполномочено решать вопросы церковно-государственных отношений. Алмазов отмечал, что в Высочайшем рескрипте император указывал: «Пришло время произвести некоторые преобразования в строе нашей отечественной Церкви, на твердых началах вселенских канонов, для вящщего утверждения православия»[19]. Если исходить из этого, может действительно показаться, что Предсоборному присутствию не ставилось такой задачи. Однако профессор И. С. Бердников ссылался на другой документ — «Вопросы о желательных преобразованиях в постановке у нас Православной Церкви», внесенный в Кабинет министров и непосредственно Государю Императору митрополитом Антонием (Вадковским)[20]. Одним из его основных положений значилась необходимость созыва особого совещания (по составу фактически поместного собора), на котором можно было бы всесторонне обсудить вопрос церковно-государственных отношений[21].

Поводом к дискуссии о церковно-государственных отношениях стало начало деятельности Государственной Думы, в которой многие видели угрозу Церкви. Так, известный консервативный публицист генерал А. А. Киреев отмечал: «Прежде Церковь имела дело с православным Царем, теперь подле православного Царя встала неправославная Дума»[22]. Эти опасения были вызваны тем, что к тому времени Государственная Дума Российской империи первого созыва уже вступила в конфронтацию с правительством[23].

Члены Предсоборного присутствия рассматривали это как конфликт с православным царем, после которого можно было ожидать и нападок на Православную Церковь. Н. Д. Кузнецов еще решительнее заявлял: «Закон 17 апреля и Манифест 17 октября 1905 года, новые основные законы, утверждённые 23 апреля 1906 года, как будто вовсе не знают, что в России есть Православная Церковь, с которой до сих пор тесно было соединено государство»[24]. На основании этого он делал вывод о том, что «рассмотрение современного важнейшего вопроса об установлении в России возможно правильных отношений Православной Церкви и государства в зависимости от новых условий всецело пало на Предсоборное присутствие, и нам необходимо самим подготовить материал для издания нового основного закона, регулирующего взаимные отношения Церкви и государства»[25].

И. С. Бердников высказывал мысль о том, что «всемогущее государство и христианство — две вещи, взаимно себя исключающие»[26]. В пример он ставил Римско-византийское государство, которое оказывало помощь Церкви по чувству сознания важного социального значения христианства как силы просветительской и нравовоспитательной. Также он указывал на явно приниженное положение Русской Церкви после закона 17 апреля 1905 года: «Была дарована автономия во внутренних делах старообрядцам и другим сектантам. Такое доверие со стороны правительства к деятельности учителей сектантских, такое великое преимущество, дарованное сектам, ставит Православную Церковь, лишенную такого доверия и преимущества, в унизительное и опасное положение»[27].

В ходе заседаний И. С. Бердниковым и протоиереем Федором Титовым было представлено две концепции церковно-государственных отношений.

Оба они утверждали, что Православная Церковь в своем внутреннем управлении должна быть свободным и самостоятельным институтом, который устроен по собственным законам. Отец Федор делал акцент на взаимных отношениях, даже, можно сказать, на взаимных обязательствах Церкви и государства: как Церковь должна своими средствами содействовать благоденствию государства и народа, так и государство вместе с обществом должно заботится о внешнем мире Церкви[28]. И. С. Бердников указывал на необходимость верховной защиты со стороны государя императора (в отличие от охранения догматов), на роль патриарха и обер-прокурора в церковном управлении[29].

Ввиду затянувшейся дискуссии для принятия окончательного решения по вопросу о церковногосударственных отношениях председателем отдела было предложено избрать комиссию в составе: И. С. Бердников,

А. И. Алмазов, М. А. Остроумов и М. Е. Красножен[30]. Их проект после некоторого обсуждения и правки в итоге и был принят.

В него вошло 11 пунктов:

  1. Православная Русская Церковь имеет право издавать для себя новые постановления с соизволения Государя Императора.
  2. Церковные расходы государственной казны утверждаются в законодательном порядке.
  3. Православная Русская Церковь в своих внутренних делах управляется свободно своими учреждениями под верховной защитой Государя Императора.
  4. Государю Императору представляется отчет о делах церковных за истекший год.
  5. С соизволения Государя Императора созывается повременный Собор.
  6. Император уведомляется о выборе патриарха и о суде над ним.
  7. Патриарх представляет императору постановления Собора и Синода.
  8. На соборах может присутствовать император или его представитель.
  9. Обер-прокурор является представителем императора в Синоде. В случае нарушения закона он подает об этом доклад императору.
  10. Обер-прокурор участвует в обсуждении церковных вопросов во всех государственных инстанциях.
  11. Обер-прокурор не входит в состав совета министров, чтобы он был менее зависим от внутренней политической конъюнктуры[31].

Несложно заметить, что в 10 из 11 пунктов ключевым понятием является «Государь Император». С другой стороны, в принятом документе последовательно отстаивалась независимость Церкви в своем внутреннем управлении от государства, с сохранением исключительных прав господствующей религии.

При всем этом еще как-то должен сохраняться принцип веротерпимости и свободы слова[32].

В этом можно рассматривать реализацию идеи Бердникова, который предлагал «не тотальную эмансипацию религии от государства, а половинчатую свободу для Церкви под защитой государства»[33].

Таким образом, перед нами предстает вполне характерная для того времени картина. Власть императора пользуется абсолютным авторитетом, но к Государственной Думе мало доверия. Необходимость реформ была очевидна, но до конца их проводить никто не решался.

Риторика Поместного Собора в этом плане является куда более решительной[34]. Собор работал уже в совершенно иных условиях. Впервые в своем бытии наша Церковь столкнулась с ситуацией, когда отсутствует единоличный правитель, при формальном провозглашении республики в стране царит двоевластие, а все надежды возлагаются на Учредительное собрание, которое и должно было решить дальнейшую судьбу России[35]. По этому поводу член Поместного собора С. Н. Булгаков заметил: «Божественному Провидению угодно было, чтобы наш Отдел представил на уважение Священного Собора доклад об отношении Церкви к государству в те трагические минуты русской государственности, когда у всех нас является сомнение на сердце, лежит тяжкая дума: да есть ли еще русская государственность и правительственная власть?»[36]

Вопросы на Соборе рассматривались уже в несколько ином формате. Самому Поместному Собору предшествовала работа Предсоборного Совета, восьмой отдел которого был посвящен вопросам правового положения Православной Российской Церкви в государстве. Его журналы доносят до нас некоторое увлечение революционными методами пропаганды. Результатом их работы должен был стать законопроект, который предполагалось вынести на рассмотрение Учредительного собрания. Этот проект предлагалось подкрепить неким громким и понятным лозунгом.

Профессор Ф. И. Мищенко предлагал взять лозунг «Отделение Церкви от государства», хотя сам с ним не соглашался ввиду того, что при его практической реализации Церковь могла лишиться государственной материальной поддержки. Он говорил, что «с лозунгом отделения приходится мириться лишь по тактическим соображениям, как более популярным»[37]. Также он предлагал лозунги «Верховенство Церкви в государстве» и «Свободная Церковь в правовом государстве». Его пыл немного остудили В. Н. Бенешевич и К. Г. Высоцкий, которые выступали против такой формы работы[38].

Непосредственно на Поместный Собор был уже вынесен документ, состоящий из преамбулы и 25 пунктов. После долгих обсуждений и поправок он был принят в качестве проекта закона, который предполагалось вынести на обсуждение на Учредительном собрании. Приведем его основные положения в несколько сокращенном и систематизированном виде.

Общее положение Православной Российской Церкви в государстве определяется ее статусом величайшей святыни и великой исторической силой, которая созидала Российское государство (пункт 1-й Определения). В связи с этим она занимает первенствующее положение и пользуется автономией в своих внутренних делах (2). За актами церковного управления должна признаваться государственная юридическая сила (3). Причем все государственные законы о Церкви должны с ней согласовываться (4). Церковь допускает наблюдение за своей деятельностью со стороны государства, но только в том объеме, в котором необходима проверка соблюдения установленного государством порядка (6)[39]. Данные положения можно охарактеризовать как охранительные меры в условиях свободы совести и вероисповедания.

Среди частных вопросов затронуты проблемы статуса церковных учреждений, священно-и церковнослужителей, вопросы образования, церковного имущества, праздников и связанных с ними массовых мероприятий, вопросы гражданского состояния.

Статус церковных учреждений, священно- и церковнослужителей определялся в одном ключе с особым положением Церкви в Российском государстве, а также их каноническим статусом. Церковные учреждения для своего нормального функционирования должны пользоваться правами и статусом юридических лиц (25), которого они не могут быть лишены без согласия церковной власти. Клирики не должны привлекаться к воинской и другим повинностям (21), а все их права и обязанности, которые на них возлагает Церковь, должны быть признаваемы государством в полном объеме[40].

Из-за нависшей угрозы конфискации церковного имущества — первой весточкой которого стал декрет о земле, подлежащей полной национализации, — Собор принял определение о невозможности отчуждения собственности у Церкви (22). Ввиду характера ее деятельности также не подлежат налогообложению доходы Церкви, кроме тех, которые она получает путем сдачи в аренду или внаем своего имущества (23). Также государством должны выделяться денежные средства на ее нужды с условием отчетности за них (24)[41].

Относительно взаимодействия в области образования предлагалось закрепить равный статус духовных и светских учебных заведений (18). Во всех последних сохранялось обязательное преподавание Закона Божия (19)[42].

Господствующее положение Православной Церкви характеризовалось еще тем моментом, что церковному календарю придавался государственный статус (9). Все чтимые Православной Церковью дни являются неприсутственными днями (10). Должно вводиться уголовное наказание за публичное поругание православной веры, предметов религиозного почитания и священно-, церковнослужителей, осквернение мест богослужения и религиозного почитания, насилие и угрозы для отвлечения из Православия (11)[43].

Относительно гражданских состояний за всеми церковными установлениями предлагалось сохранить государственный статус. Среди них: условия и последствия заключения брака, церковное венчание, решения церковных судов по бракоразводным делам, сохранение государственного статуса за церковной метрикацией (13-16). Здесь же стоит отметить ограничения в плане добровольного выхода из православия. Он допускался не ранее достижения возраста, установленного для вступления в брак. До этого дети могут оставить православие только по желанию родителей, и притом лишь в случае оставления православия самими родителями, с девятилетнего возраста требуется согласие ребенка (12)[44].

Отдельно прописывалось, что глава Российского государства, министр исповеданий и министр народного просвещения и их товарищи (заместители) должны быть православными. Также должен быть сохранен институт военного духовенства (7)[45].

Однако вся проделанная работа так и осталась лишь проектом. Усиление большевиков и роспуск Учредительного собрания 6 (19) января 1918 года надолго сделали предложенную Собором модель церковно-государственных отношений неактуальной. Декрет «О земле» от 26 октября 1917 года содержал пункт о социализации церковных и монастырских земель[46]. 11 декабря вышло постановление Нарком-проса о передаче всех духовных учебных заведений в его ведение[47]. 17 и 18 декабря были изданы декреты «О гражданском браке» и «О гражданской метрикации», в соответствии с которыми церковный брак терял свой государственный статус[48]. 16 (29) января 1918 года был принят декрет «Об упразднении института военного духовенства»[49]. Принятие Совнаркомом 20 января (2 февраля) декрета «Об отделении Церкви от государства и школы от Церкви» окончательно законодательно закрепило новые неблагоприятные для Церкви реалии церковно-государственных отношений[50].

Однако как выражение соборного мнения Церкви этот важный документ не мог уйти в небытие. Ведь временная невостребованность того или иного соборного определения не означает его ненужность[51]. Несложно заметить, что некоторые определения Поместного Собора относительно церковно-государственных отношений сегодня воплощаются в жизнь. Например, преамбула Федерального закона от 26.09.1997 № 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях» содержит мнение, что за православием признается особая роль в истории России, в становлении и развитии ее духовности и культуры[52]. Ведется работа по восстановлению института военного духовенства, унификации стандартов духовного и светского образования. Религиозные организации пользуются всеми правами юридических лиц и пр. Хотя и нельзя с уверенностью говорить, что эти документы приняты под непосредственным влиянием соборного определения 1917 года, это показывает, что многие его идеи не утратили своей актуальности и по сей день.

Предложения Церкви по своему правовому положению можно в целом охарактеризовать как начало введения принципа отделения Церкви от государства. Церковь стремилась получить автономию в тех вопросах, в которых она была скована синодальной системой, но при этом сохранить органичную связь с государством, что полностью соответствовало традиции церковно-государственных отношений в России.

Очевидно, что без работы Предсоборного присутствия выработка соборных решений была бы невозможна. И хотя многие из них были существенно переработаны в соответствии с изменившимися внешними условиями, это был важный опыт соборной работы Церкви, который продолжает оставаться востребованным и спустя столетие.

 

[1] В праздник Успения Божией Матери во всех храмах Русской Православной Церкви совершалось молитвенное поминовение Отцов Священного Собора 1917-1918 гг. // Русская Православная Церковь. Официальный сайт Московского Патриархата. URL: http://www.patriarchia. ru/db/text/4991587.html (дата обращения: 15.04.2018).

В праздник Успения Божией Матери и годовщину открытия Поместного Собора 1917-1918 гг. Предстоятель Русской Церкви совершил Литургию в Успенском соборе Московского Кремля // Русская Православная Церковь. Официальный сайт Московского Патриархата. URL: http://www.patriarchia.ru/db/text/4996050.html (дата обращения: 15.04.2018).

[2] В Москве состоялась конференция «Уроки столетия: Поместный Собор 1917-1918 гг.» // Русская Православная Церковь. Официальный сайт Московского Патриархата. URL: http://www.patriarchia.ru/db/ text/4991784.html (дата обращения: 15.04.2018).

В Казанской духовной семинарии прошел круглый стол, посвященный 100-летию восстановления Патриаршества и Поместному Собору 1917-1918 годов // Православие в Татарстане. Информационно-просветительский сайт Татарстанской митрополии. URL: http:// www.tatmitropolia.ru/newses/eparh_newses/kaznews/?id=66549 (дата обращения: 15.04.2018).

[3] Дестивель И., свящ. Поместный собор Российской Православной Церкви 1917-1918 годов и принцип соборности. Вступительное слово епископа Венского и Австрийского Илариона. М.: Издательство Крутицкого подворья. Общество любителей церковной истории, 2008. С. 5

[4] О чем императором был направлен собственноручный рескрипт первенствующему члену Святейшего Синода митрополиту Антонию (Вадковскому). См.: Церковные ведомости. СПб.: Синодальная типография, 1906. № 1. С. 2.

[5] Журналы и протоколы заседаний Высочайше учрежденного Предсоборного присутствия (1906 г.). Т. 1. Открытие заседаний Присутствия. Журналы заседаний Первого, Второго, Третьего и Четвертого. М.: Изд-во Новоспасского монастыря. Общество любителей церковной истории, 2014. С. 3.

[6] Шкаровский М. В. Влияние Всероссийского Поместного Собора 19171918 гг. в советскую эпоху // Научный богословский портал Богослов. ru. URL: http://www.bogoslov.ru/es/text/377332.html (дата обращения: 15.04.2018).

[7] Патриаршее послание архипастырям, пастырям, диаконам, монашествующим и всем верным чадам Русской Православной Церкви по случаю отмечаемого 100-летия Поместного Собора 1917-1918 гг. // Русская Православная Церковь. Официальный сайт Московского Патриархата. URL: http://www.patriarchia.ru/db/text/4991606.html (дата обращения: 15.04.2018).

[8] Всего их было семь. См.: Прибавления к Церковным ведомостям. СПб.: Синодальная типография, 1906. № 11. С. 597.

[9] Журналы и протоколы заседаний Высочайше учрежденного Предсоборного присутствия (1906 г.). Т. 4. Продолжение журналов Шестого отдела. Журналы соединенных заседаний отделов. Суетов Ф. И. О Высочайше утвержденном Предсоборном присутствии. М.: Изд-во Новоспасского монастыря. Общество любителей церковной истории, 2014. С. 278.

[10] Журналы и протоколы заседаний Высочайше учрежденного Предсоборного присутствия (1906 г.). Т. 1. Открытие заседаний Присутствия. Журналы заседаний Первого, Второго, Третьего и Четвертого. М.: Изд-во Новоспасского монастыря. Общество любителей церковной истории, 2014. С. 334.

[11] Там же. С. 181.

[12] В качестве примера можно привести обширную дискуссию И. С. Бердникова и Н. С. Суворова. Бердников И. С. Основные начала церковного права Православной Церкви (по поводу рецензии Суворова). Казань: Типо-лит. Имп. ун-та, 1902. 398, VI с. Суворов Н. С. Церковное право как юридическая наука // Юридический вестник. 1888. Т. XXVMI. 104 с.

[13] Крайний К. К. Димитрий (Ковальницкий), архиепископ Херсонский и Одесский // Православная энциклопедия. М., 2012. Т. 8. С. 82.

[14] Лапин П. Д. Профессор Илья Степанович Бердников. Некролог // Православный Собеседник. 1915. Ч. 3, октябрь. С. 10.

[15] Желтов М. С. Алмазов Александр Иванович // Православная Энциклопедия. М., 2008. Т. 2. С. 38.

[16] Новая философская энциклопедия. М.: Мысль, 2010. Т. 3. С. 78

[17] Журналы и протоколы заседаний Высочайше учрежденного Предсоборного присутствия (1906 г.). Т. 1. Открытие заседаний Присутствия. Журналы заседаний Первого, Второго, Третьего и Четвертого. М.: Изд-во Новоспасского монастыря. Общество любителей церковной истории, 2014. С. 334-413.

[18] Там же С. 384

[19] Там же С. 354

[20] Митрофанов Г., прот. История Русской Православной Церкви. 1900-1927. СПб.: СатисЪ, 2002. С. 12

[21] Антоний (Вадковский), митр. Вопросы о желательных преобразованиях в постановке у нас Православной Церкви // Азбука веры. URL: https://azbyka.ru/otechnik/Antonij_Vadkovskij/voprosy-o-zhelatelnyh-preobrazovanijah-v-postanovke-u-nas-pravoslavnoj-tserkvi/ (дата обращения: 15.04.2018).

[22] Журналы и протоколы заседаний Высочайше учрежденного Предсоборного присутствия (1906 г.). Т. 1. Открытие заседаний Присутствия. Журналы заседаний Первого, Второго, Третьего и Четвертого. М.: Изд-во Новоспасского монастыря. Общество любителей церковной истории, 2014. С. 334.

[23] Подробнее об этом см.: Езерский Н. Ф. Государственная Дума первого созыва. Пенза.: Типо-литография Е. М. Грушевской, 1907. С. 23-47.

[24] Журналы и протоколы заседаний Высочайше учрежденного Предсоборного присутствия (1906 г.). Т. 1. Открытие заседаний Присутствия. Журналы заседаний Первого, Второго, Третьего и Четвертого. М.: Изд-во Новоспасского монастыря. Общество любителей церковной истории, 2014. С. 363-364.

[25] Журналы и протоколы заседаний Высочайше учрежденного Предсоборного присутствия (1906 г.). Т. 1. Открытие заседаний Присутствия. Журналы заседаний Первого, Второго, Третьего и Четвертого. М.: Изд-во Новоспасского монастыря. Общество любителей церковной истории, 2014. С. 364.

[26] Там же. С. 335.

[27] Там же. С. 345.

[28] Там же. С. 389-390.

[29] Там же. С. 400-401.

[30] Стоит отметить, что это были одни из самых деятельных участников Предсоборного присутствия вообще, о чем можно сделать вывод по именному указателю в конце издания его материалов.

Журналы и протоколы заседаний Высочайше учрежденного Предсоборного присутствия (1906 г.). Т. 4 Продолжение журналов Шестого отдела. Журналы соединенных заседаний отделов. Суетов Ф. И.

О Высочайше утвержденном Предсоборном присутствии. М.: Изд-во Новоспасского монастыря. Общество любителей церковной истории, 2014. С. 342, 345-346, 361,368.

[31] Журналы и протоколы заседаний Высочайше учрежденного Предсоборного присутствия (1906 г.). Т. 1. Открытие заседаний Присутствия. Журналы заседаний Первого, Второго, Третьего и Четвертого. М.: Изд-во Новоспасского монастыря. Общество любителей церковной истории, 2014. С. 419-420.

[32] Кузнецов Н. С. Система церковно-государственных отношений в трудах канонистов Казанской духовной академии: магистерская диссертация / чтец Никита Кузнецов; МДА. Сергиев Посад, 2017. С. 26.

[33] Михайлов А. Ю. «Социальная доктрина» Православной Церкви в трудах И. С. Бердникова: дис. ... канд. ист. наук / А. Ю. Михайлов; КГУ. Казань, 2006. С. 150.

[34] Собрание определений и постановлений Священного Собора Православной Российской Церкви 1917-1918 гг. Репринтное воспроизведение издания; М.: Издание Соборного Совета, 1918; М.: Издание Новоспасского монастыря, 1994. Вып. 2. С. 6-8.

[35] Митрофанов Г., прот. История Русской Православной Церкви. 1900-1927. СПб.: СатисЪ, 2002. 82-109 С.

[36] Деяния Священного Собора Православной Российской Церкви 1917-1918 гг. Репринтное воспроизведение издания. Пг.: Издание Соборного Совета, 1918; М.: Издание Новоспасского монастыря, 1996. Т. 4. Деяния XLI-LI. С. 7.

[37] Документы Священного Собора Православной Российской Церкви 1917-1918 годов. Т. 1 (Кн. 2). Предсоборная работа 1917 года. Акты, ЗАСЕДАНИЕ ПОМЕСТНОГО определявшие порядок созыва и проведения Собора. М.: Изд-во СОБОРА Новоспасского монастыря, 2012. С. 791.

[38] Там же. С. 792.

[39] Собрание определений и постановлений Священного Собора Православной Российской Церкви 1917-1918 гг. Репринтное воспроизведение издания. М.: Издание Соборного Совета, 1918; М.: Издание Новоспасского монастыря, 1994. Вып. 2. С. 6-7.

 

[40] Там же. С. 8.

[41] Там же.

[42] Там же.

[43] Собрание определений и постановлений Священного Собора Православной Российской Церкви 1917-1918 гг. Репринтное воспроизведение издания. М.: Издание Соборнаго Совета, 1918; М.: Издание Новоспасского монастыря, 1994. Вып. 2. С. 7

[44] Там же.

[45] Там же.

[46] Ковырзин К. В. Поместный собор 1917-1918 годов и поиски принципов церковно-государственных отношений после Февральской революции // Научный богословский портал Богослов.ги. URL: http://www. bogoslov.ru/text/352898.html (дата обращения: 15.04.2018).

[47] Там же.

[48] Митрофанов Г., прот. История Русской Православной Церкви. 1900-1927. СПб.: СатисЪ, 2002. С. 123.

[49] Там же. С. 125.

[50] Одинцов М. И. От Поместного Собора к декрету об отделении Церкви от государства // Киевская Русь. URL: http://www.kiev-orthodox.org/site/ personalities/1683/ (дата обращения: 21.05.2018).

[51] Задорнов А., прот. Рецепция определений Поместных Соборов Русской Церкви XX века // Научный богословский портал Богослов.ru. URL: http://www.bogoslov.ru/text/378040.html (дата обращения: 21.05.2018).

[52] Федеральный закон Российской Федерации от 26 сентября 1997 г. № 125-ФЗ «О свободе совести и религиозных объединениях» [Электронный ресурс] (в ред. от 06.04.2015). Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

Теги:
История Русской Православной Церкви
Поместный Собор 1917 года

Все публикации