Публикации

«Мечтали галоши по ноге поносить, да хлеба досыта наесться!»

Дата публикации   Количество просмотров
Все публикации автора
Автор:
Татьяна БОРОВСКАЯ
«Мечтали галоши по ноге поносить, да хлеба досыта наесться!»

В день памяти святого великомученика Георгия Победоносца в казанском храме преподобного Серафима Саровского молитвенно почтили память почившей шесть лет назад прихожанки Екатерины. Священники и миряне часто помнят бабушку с двумя клюшками, которая приходила в храм задолго до начала богослужения. Она вела себя очень тихо и скромно, старалась никого не тревожить, всегда славила и благодарила Бога.

За три года до своей кончины бабуля Катя поделилась воспоминаниями о жизни в военные годы, рассказала о своём пути к Богу.

— Фронтовики Войны никогда не забудут. Да и мы, дети Войны, будем вспоминать то время до самой смерти. Я вот хорошо помню, чего мы все тогда желали всем сердцем. Хотели, чтобы Война закончилась. Мечтали галоши по ноге поносить, да хлеба досыта наесться, — начала свой рассказ бабуля Катя.

Великая Отечественная война началась, когда Катерине было 15 лет.

— Я ведь детдомовская. Кстати, в Войну только сиротам подарки на 8 марта давали. Дарили нам мужские кальсоны. Они, конечно, девочкам были не нужны, но видно нечего было больше дарить. Хорошо хоть было, что есть. Мы всегда дружно собирали крапиву и щавель. В детдоме нам суп варили из этой травы, свёклу, еще добавляли. А в ФЗО (школа фабрично-заводского обучения), куда мы все пошли учиться, обычно на обед давали гороховый суп. Сначала по тарелкам разливали кипяток, а потом добавляли маслица да горошку. Мы эти горошины пересчитывали. Хорошо, если десять штук насчитывалось, а то бывало и семь, и восемь, это значит, не повезло, голодным останешься. А норма хлеба тогда была 700 граммов в день. Все хотели горбушку получить. Буханка хлеба весила килограмма два, по середке хлеб не очень хорошо пропекался, так что те, кому доставалась горбушка, немножко побольше хлеба получали. Но тетя Маруся (ответственная за обед) старалась все честно поделить, одним ребятам на завтрак горбушку давала, другим — на обед, третьим — на ужин, чтобы обидно никому не было.

Ребята уходили на фронт, не окончив средней школы. Я на фронт не попала только потому, что когда уходили мои товарищи, я в больнице лежала. Эпидемия тифа была, с диагнозами особо не разбирались, изолировали ребят друг от друга в зависимости от того, у кого какие симптомы наблюдались. Долго я в больнице пролежала, зато потом сама на медсестру учиться пошла. Важно было уметь оказать первую помощь и не бояться крови. Мы даже на вскрытие трижды ходили, однажды пришлось маленького ребенка вскрывать. Детская смертность тогда была очень высокой. Врача потом забрали в армию, а нас отправили в ФЗО, в Чистополь. А оттуда — на завод. На заводе мы вручную изготавливали пружины. Работали в перчатках, но руки все равно всегда раздирали до крови, раны не успевали заживать. Но на заводе все равно хорошо было. Там нам на обед давали и первое и второе. Только вот пропусков на завод не хватало. У меня однажды пропуск вытащили. А раз нет доступа в завод, то и общежития лишилась. Много нас таких собралось, все сироты, беспризорники... Нас объединили и отправили в ФЗО в Зеленодольск. Там мы учились малярному делу, и именно там встретили окончание Войны. Это Царица Небесная взяла наш народ под свой Покров, иначе не было бы Победы в той Священной Войне.

Бабуля Катя признавалась, что в военное время она  еще не была верующей.

— В детдоме нас учили, что Бога нет. Но на Пасху воспитательница всегда будила нас рано-рано, раздавала стеклышки, и мы через них смотрели, как солнышко играет. Официально нельзя было быть верующим, да только все равно ждали Пасху с нетерпением. Осознанно к вере я пришла уже во взрослом возрасте. У мужа была мать верующая, так что мы со свекровью вместе в храм ходили, но всегда только по пятницам. Затем я стала и воскресные богослужения посещать. Муж мой Николай религиозным человеком так и не стал, но в храм мне ходить не препятствовал. Он очень тяжело болел в последние годы и сам мне говорил, чтобы я сходила в Божий храм, ему от этого легче становилось. А когда мужа не стало в 2001 году, у меня было ощущение, что радости в этом мире не осталось. Меня как будто пополам разрубили. Я долго безутешно плакала. Каждый день ходила на кладбище и в церковь. Только Господь мог меня утешить. Так что сомнений в вере у меня в дальнейшем никогда не возникало. И одна я никогда не бываю, Бог всегда рядом. А года два назад я наяву видела Матерь Божию. Пресвятая Богородица шла прямо по небу, шла она в мою сторону, но ничего мне не говорила. Только из той встречи я поняла, что мне нужно быть очень терпеливой, нужно много молиться и свой крест нести до конца. Так я и стараюсь жить, стараюсь не давать себе послаблений.

Царствие Небесное приснопамятное Екатерине! Вечная память, вечный покой.

Теги:
День Победы
Великая Отечественная война
рассказы

Все публикации