Публикации

«Здесь всё по-доброму, по-добрососедски»: митрополит Кирилл о первом годе в Татарстане

Дата публикации   Количество просмотров
Все публикации автора
Автор:
митрополит КИРИЛЛ
«Здесь всё по-доброму, по-добрососедски»: митрополит Кирилл о первом годе в Татарстане

Митрополит Казанский и Татарстанский Кирилл ответил на вопросы корреспондента Информационного агентства «Татар-информ» Светланы Беловой.

— Прошло чуть больше года с того момента, как вы возглавили Татарстанскую митрополию. Каким был этот год для митрополии и для вас лично?

— Каким был год? Благодатным, я бы сказал! В ушедшем году произошло знаковое событие, о котором все уже говорили, но, думаю, нам не грех повториться. Восстановление Казанского собора на месте явления иконы Божией Матери, освящение его Святейшим Патриархом Московским и всея Руси Кириллом было самым главным событием ушедшего года. И весь год проходил под этим знаком.

Поэтому для нас, конечно, очень радостно, благодатно — благодарим Бога, благодарим добрых людей, руководство Республики Татарстан, которое приняло такое судьбоносное решение по этому святому месту для многих людей.

Вы, наверное, знаете, что в свое время 70% дохода города Казани составлялось от паломников, которые приходили к Казанской иконе Божией Матери. Сейчас, конечно, всё поменялось, но всё равно люди идут и идут, и это очень трогательно. И это ещё раз напоминает о том, что, несмотря на долгие годы безбожия, уничтожения своей памяти — исторической, сердечной, национальной, религиозной, — у людей возвращается осознание и приход в Казанский собор для них — это не просто любопытство, а это именно внутреннее желание прийти и помолиться у чудотворного образа Пресвятой Богородицы.

— Как проходил процесс завершения воссоздания собора Казанской иконы Божией Матери, что называется, изнутри? Всё ли удалось сделать именно так, как задумывалось вашим предшественником владыкой Феофаном и большой командой, которая работала над этим проектом на старте?

— Знаю, что мнения относительно воссоздания тех или иных деталей собора озвучивались самые разные, но что касается храма в целом, думаю, что он вышел даже в какой-то степени лучше, чем он был до уничтожения. Потому что не сравнить строительные материалы — те, что были 200 лет назад, с теми, что есть сейчас, они сильно отличаются.

Когда я приехал, меня крайне поразило то, что пол в соборе отлит вновь таким, какой он был изначально. Я думал тогда: понимаю, что мы восстанавливаем собор, но на дворе 21-й век — стоять на чугунных плитах сегодня довольно непросто и можно было бы сделать совершенно другой пол, но в итоге приняли такое решение.

И вот через какое-то время приехала группа гостей, это было в прошлом году, и один человек из этой группы — он именитый искусствовед — едва сдержал слёзы. Говорит: «Знаете, я столько видел восстановленных храмов, но чтобы восстановить с такой достоверностью, как это сделано в Казани! Пол на меня произвёл поразительное впечатление, я умиляюсь, я восторгаюсь организаторами и всем в целом!» Ну и насколько сейчас мы можем судить, то нормально там можно стоять и молиться.

Рад, что в криптовой части Казанского собора нам удалось организовать уголок, посвящённый памяти владыки Феофана, как об инициаторе строительства собора, том человеке, который много сделал для его возрождения.

— Вырос ли поток прихожан и туристов после освящения и открытия воссозданного собора?

— По прихожанам трудно судить. Когда я пришел, службы шли в Крестовоздвиженском — соседнем храме. Конечно, пандемия отрицательно отразилась на количестве прихожан. Но что касается туристов и паломников — поток неиссякаемый.

— Перед чудотворным образом Божией Матери каждый день служат представители духовенства разных приходов республики — это давняя традиция или ваше нововведение?

— Такова традиция наших богомольцев. На протяжении многих лет, например, у мощей преподобного Сергия Радонежского молебны служатся в течение всего дня. Также и в других местах, где есть почитаемые святыни — святые иконы или святые мощи.

Мы определили, что в 12 часов дня каждый день мы совершаем молебен перед Казанской иконой Божией Матери. В будние дни приезжают священники с прихожанами из других приходов, а в праздничные, воскресные дни мы служим сами, чтобы священнослужители в приходах оставались на своих местах.

В 12 часов ежедневно, кроме дней больших праздников, когда Литургия длится дольше и заканчивается позже полудня, служится молебен перед чудотворным образом.

Мы изначально предложили всем приходам, настоятелям: «Договаривайтесь, приезжайте, вы можете в любой день со своим приходом, со своим хором, со своими прихожанами приехать и сами здесь совершить богослужение». Многие этим воспользовались — неоднократно приезжало духовенство из Набережных Челнов, из Елабуги, Нижнекамска, Чистополя, из других городов и сами служили.

Это ведь собор не только Казанского монастыря или города Казани, это ведь храм для всех. И есть такая возможность — пожалуйста, приезжайте. Даже если из других епархий кто-то пожелает приехать — пожалуйста. У нас были такие просьбы из соседних епархий, они приезжали, служили.

— Татарстан — необычный регион, поскольку в нём в мире и согласии существуют различные конфессии. Как в Ваш первый год в Татарстане выстраивались отношения с главами других конфессий?

— Меня сразу все окружили вниманием и заботой. Мы сразу познакомились. Я приехал в декабре, и сразу же было собрание, которое возглавлял Президент Татарстана Рустам Нургалиевич Минниханов. Мы одновременно познакомились и с муфтием Камилем хазратом Самигуллиным, и с руководителем старообрядческой общины владыкой Евфимием, и с настоятелем римско-католического прихода отцом Андреем, и с главным раввином Ицхаком Гореликом. Мероприятий за это время было достаточно много, на которых мы пересекались и общались.

Общение между нами, представителями разных конфессий, идёт свободно и спокойно, никто никого ни к чему не обязывает. Все чтут свои традиции и уважают традиции соседей. Вчера, к примеру, у нас был Рождественский концерт в Казани, с нами был Камиль хазрат, мы вместе поздравили людей. А в прошлом году, по приглашению нашего муфтия, я присутствовал на ифтаре. Мы общаемся друг с другом — и официально, и неформально.

Татарстан чем отличается от других регионов, например? Здесь нет ярко выраженных миграционных процессов. В большинстве субъектов Российской Федерации представители Ислама — приезжие, они входят в несколько иное пространство. А здесь за несколько сотен лет уже сложилось свои устои, налажены определенные отношения.

Случаются в них и шероховатости, как, например, недавний инцидент в Актанышском районе, но это исключение. Слава Богу, подобных исключительных случаев не много. Здесь, в Татарстане, всё очень по-доброму, по-добрососедски и доброжелательно.

— Верно ли, на Ваш взгляд, мнение о том, что идеологи различных беспорядков (политических ли, криминальных ли) не имеют отношения ни к какой религии вообще, поскольку их цель чаще всего — разрушить устоявшийся мир?

— Те, кто наводит смуту, они как раз считают, что делают это ради нас или ради религии. Как только это произошло в Актанышском районе, мы сразу сделали заявление. В нём говорилось, что этот случай — частный и он не отражает той государственной линии Правительства Республики Татарстан по отношению ко всем народам и конфессиям, которые проживают на этой территории.

Мы считаем, что этому должны быть даны соответствующие оценки правоохранительных органов и органов власти. Такие ситуации нужно пресекать в корне. Жёсткое реагирование будет средством, охлаждающим горячий пыл тех людей, которые хотят ситуацию перетянуть в какую-либо сторону.

Это печально, но возможно, что такие случаи могут повторяться, люди радикальных взглядов есть с любой стороны. И мы все должны реагировать, если кто-то из наших общин позволит себе сделать то, чего делать не должен.

У нас сегодня твёрдая линия на добрососедство между всеми группами населения, тем более в религиозном смысле никто никогда у нас не нагнетает обстановку.

Мы с муфтием сделали совместное заявление. Дело в том, что у нас существуют добрые отношения, естественно, что каким-то крайне настроенным людям они могут совершенно не нравиться, поэтому мы стремимся сделать так, чтобы таких ситуаций не происходило.

— Вы бываете в разных приходах митрополии, служите там в престольные праздники, много общаетесь с прихожанами. Какое впечатление у Вас от прихожан митрополии? Много ли среди них молодёжи?

— Всё везде по-разному. Как говорят, каков поп, таков приход. В каких-то приходах есть молодёжь, в каких-то — нет. Иногда приходишь, там одни бабушки, даже дедушек нет. А в каких-то приходах, где священник занимает более живую позицию, к нему приезжают люди, он собирает людей.

С одной стороны, хотелось бы, чтобы молодёжь была более привержена своим традициям — как национальным, так и религиозным. А с другой стороны, они же молодые и неопытные люди, их должно немножко побросать из стороны в сторону, чтобы твёрдо встали на твёрдый фундамент.

Недавно читал некий анализ — молодёжь до 25 лет относится к Церкви, ко всему тому, что с этим связано, в основном либо негативно, либо нейтрально. К 35 годам они уже начинают меняться постепенно. В это время они создают семьи, у них уже появляется внутренняя потребность в стабильности, они хотят её найти, и хорошо, если они её находят там, где её находили их предки — бабушки-дедушки, прабабушки-прадедушки и т.д. А когда человек более взрослым становится, то его отношение к религии формируется уже более глубоко.

Мы переживаем, что сегодня наши дети ушли в Интернет — найти там зерно истинной чистоты очень сложно. Но через какое-то время они ведь выйдут оттуда, должны выйти. И здесь большая доля ответственности на родителях, потому что Интернет сегодня — это как у нас в своё время была «улица». И родительское воспитание, авторитет родителей должны быть очень сильными, чтобы, выйдя с «улицы», они возвращались в нормальный тёплый доброжелательный дом.

— Есть ли планы в свете вышесказанного Вами по строительству в Татарстане православных школ и детских садов?

— Есть, конечно. Вопрос в том, что строительство новых зданий требует больших средств. Кроме того, для этого нужны неравнодушные люди, которые бы в этом деле активно участвовали. Вот они нашлись, к примеру, и нам руководство республики помогло сделать хорошую православную гимназию и хороший православный детский сад в Казани. Верю, что Господь будет и впредь посылать добрых людей, которые помогут построить православные школы и детские сады и в других городах.

Но сегодня наши желания не совпадают с нашими возможностями. В Набережных Челнах строится гимназия. Строится-строится, кто-то помогает по чуть-чуть, но не знаю, увидим ли мы её при своей жизни. Всё идёт достаточно медленно, мы собираем средства, вкладываем в строительство этой гимназии и добрые люди эпизодически участвуют, но на данный момент процесс идёт не так быстро, как хотелось бы, к сожалению.

— Какие планы у Вас на этот год?

— Наши планы — жить и благодарить Бога за то, что Он даёт нам сегодня жизнь, за то, что мы живём под мирным небом. Очень хочется надеяться, что так и будет продолжаться, потому что сами видим, как становится очень напряжённо. Главное, что у нас внутри какая-то озлобленность, раздражённость — они стали превалировать над многими добрыми чувствами.

Нет, добрых людей много! К примеру, недавно один наш друг Азат Гайнутдинов (генеральный директор АНО «Центр социальной реабилитации и адаптации». — Ред.) открыл в Казани и Набережных Челнах новые пункты помощи бездомным. На днях в Альметьевске мы открыли склад гуманитарной помощи. То есть, люди-то добрые есть, но общая атмосфера какой-то нестабильности, неуверенности в завтрашнем дне — она, конечно, очень сильно сегодня влияет на внутреннее состояние людей. Поэтому надо, конечно, чтобы мы нашли для себя некий фундамент.

Человек религиозный, человек, который свою жизнь связывает с Богом, более уверен в завтрашнем дне. У него несколько другая философия жизни, он смотрит другими глазами на окружающий мир при всех этих сложностях и суете. Хотелось бы, чтобы у нас сохранилось некое понимание ответственности за происходящее и чтобы мы были друг к другу гораздо более терпеливыми, чем есть на сегодняшний день.

Сегодня при наличии Интернета ситуация такова, что человек обидит кого-то в Хабаровске, например, условно, а через секунду всё становится известно везде и это сразу вызывает какую-то ответную реакцию. Поэтому мы просто обязаны отвечать и за свои слова, и за свои поступки.

Возвращаясь к разговору о Республике Татарстан, очень важно, что здесь целенаправленно ведётся линия на сохранение национальных традиций, не только русских и татарских, всех, кто живет на территории республики: и удмуртской общины, и марийской общины, и кряшенской общины, и чувашской общины. Такое бы стремление для всех руководителей в стране, чтобы так же поддерживали своих — по-взрослому, по-настоящему. Этого нам сегодня в регионах России не хватает.

Давно я не видел, чтобы глава региона приезжал, как наш Президент Татарстана приезжает на все национальные праздники — чувашские, марийские, мордовские, русские и другие. Одинаково ко всем относится и старается, чтобы всем людям у нас здесь жилось комфортно.

— В минувшую субботу на традиционном совещании Президент РТ дал распоряжение обстоятельно подготовиться к празднованиям Крещения в Татарстане. Как идёт подготовка?

— На фоне последних новостей из разных регионов о том, что там запрещают крещенские купания, у нас прекрасно понимают, что это очень хрупкое состояние, его нужно поддерживать и опекать.

У нас была комиссия совместно с городскими властями, проезжали все места купания и одну купель решили закрыть, рядом с храмом-памятником на Казанке — там воды нет, всё обмелело, невозможно организовать купель. Это единственное, чего в этом году не будет, в остальных местах всё делается.

Поэтому хочется сказать, у нас всё слава Богу, а тем, кто чем-то недоволен, хочется сказать: надо выехать за территорию республики и посмотреть, как в других местах живётся. Мы должны Бога благодарить за ту жизнь, которую сегодня мы имеем. Всегда хочется лучшего, но, как говорится, лучшее — враг хорошего.

— А Вы окунаетесь в иордань на Крещение?

— Конечно, стараюсь окунаться каждый год, но не хочу делать это прилюдно. Мне нужен уголок, чтобы окунуться в иордань. Я нашёл уединённое место и думаю, что в этом году приеду туда и окунусь.

— Что бы Вы хотели сказать православным, представителям других конфессий, нерелигиозным людям в праздник Крещения?

— Я поздравляю всех с праздником Крещения Господня! Это наше большое достояние, что мы имеем такую огромную широкую культуру нашей жизни, в том числе и наши праздники, которые органично вошли в эту жизнь. Люди любят эти праздники. И вот мы с вами говорили про молодежь — они могут часто в храм не ходить, но крестики носят, на Крещение купаются и считают себя сопричастными этому празднику.

Желаю всем нам с вами доброго здоровья, Божьей помощи во всех трудах. В жизни желаю, чтобы мы всегда ценили то, что имеем, и благодарили Бога за каждый прожитый день.

Источник: ИА «Татар-информ»

Теги:
Митрополит Кирилл
слово митрополита Кирилла
интервью
межконфессиональные отношения

Все публикации