Публикации

Семейный оркестр Воронцовых

Семейный оркестр Воронцовых

13 сентября 2020 года Церковь отмечает благоверных князей Петра и Февронии Муромских. Ко дню памяти святых покровителей семьи мы публикуем интервью с многодетными супругами-музыкантами, прихожанами Казанско-Богородицкого мужского монастыря Константином и Жданой Воронцовыми. О выборе профессии, приходе к вере, семейном образовании, воспитании детей и многом другом они рассказали в этой беседе.

— Расскажите, как вы начали заниматься музыкой? Была ли сразу сильная увлеченность, или родителям приходилось вдохновлять вас на занятия?

Костя:

— Я родился и учился в начальной школе в деревне, занимался борьбой и лыжным спортом. Однажды за чисткой картошки услышал в новостях, что в Ижевске объявляется набор в специальную школу-интернат искусств для одаренных детей из деревень. О музыке я думал мало, но идея уехать в большой город и жить самостоятельной жизнью показалась заманчивой, поэтому в конце третьего класса, оказавшись в Ижевске, мы зашли с мамой в эту школу и, несмотря на окончившиеся прослушивания, были приняты на дирижерско-хоровое отделение. Жизнь в интернате в разлуке с родными оказалась не такой сладкой, как представлялась, очень скучал, мальчишкой часто плакал, но твердо решил не бросать, если уж поставил цель, то идти к ней до конца. Большой интерес к музыке появился к концу учебы в этой школе, когда взял в руки сольный инструмент — гобой. А после перевода на духовое отделение понял, что хочу идти дальше и связать свою жизнь с музыкой.

Ждана: 

— Меня просто родители отвели в музыкальную школу. Года в четыре мне подарили «Соловушку», на котором, по словам мамы, я на слух заиграла детские песенки. Заниматься музыкой нравилось всегда, были, конечно, и трудности, и кризисы, но мысль все бросить казалась очень болезненной и просто невозможной. От музыки так просто не уйдешь, если уж связал с ней жизнь.

— Музыка была вашим первым общим интересом?

Ждана: 

— Да он просто влюбился в меня с первого взгляда! Какие общие интересы? Их как не было, так и сейчас не намного прибавилось! Музыка — и та нам нравилась разная. Но это как раз притягивает — когда смотришь на другого человека, как на инопланетянина. Кстати, я так сразу в лоб и заявила на первую попытку Кости начать встречаться, что, мол, извините, ни по одному параметру ваша кандидатура не подходит. «А какой подходит?» «Чтоб не пил, не курил, в храм со мной ходил, исповедовался и причащался Святых Христовых Таин». И хотя смысл некоторых слов ему был не совсем понятен, он сказал: «Что ж, ради такой девушки можно попробовать». Но это я тогда ерепенилась, я просто не смогла сразу в нем разглядеть чудесного заботливого отца и любящего мужа, которого имею сейчас.

Костя: 

— Получается, что общий интерес все-таки был. Это храм и вера, о которой я еще ничего не знал. После нашего знакомства в консерватории, когда я написал сообщение с вопросом, где находишься, и прочитал, что она вышла со службы из храма, во мне словно что-то перевернулось, я захотел общаться ближе.

— Играете ли вы сейчас вместе?

Костя: 

— За все 7 лет семейной жизни играли вместе на свадьбе и вот сейчас в карантин.

Ждана: 

— В первый день, когда оркестр распустили по домам в связи с коронавирусом, муж пришел домой с фаготом и с порога сказал: «Ну что, жена, поиграем?». И мы играли весь вечер, без студенческого стеснения и каких-то комплексов, просто получая удовольствие от музыки и друг от друга. А дети рядом танцевали и снимали нас. Это было незабываемо.

— Проявляют ли ваши дети интерес к музыке? Расскажите, как проходят занятия.

Ждана: 

— Музыка постоянно звучит в нашем доме. Все дети любят слушать классику, сразу начинают танцевать. Старшая (6 лет) сама часто просит послушать Моцарта, Чайковского, Шопена и Грига, они любимые. Средней (4 года) после одного из наших еженедельных занятий в «Классических беседах» в душу запал Бетховен, теперь пятую симфонию слушает на одном дыхании и рассказывает, как он боролся с судьбой, но в итоге все же потерял слух. Ну а младший за любой переполох, где девочки, там и он, к инструменту наперегонки бегут. Агния начала играть в 2,5 года элементарные песенки. В этот момент родилась Василиса, и когда я ее укладывала спать, оставляла Агнешу с нотами Железновой и включенным диском с оркестровым сопровождением песенок из этого альбома. Таким образом, получилось, что она практически самостоятельно разобралась, что к чему, и заиграла. Пришлось мне подтянуться и включить весь свой педагогический потенциал. Сейчас стараемся заниматься каждый день, играем гаммы, этюды, сонатины, пьесы. Но больше всего ей нравится просто сочинять что-то на ходу или подбирать детские песни, какие-то отрывки из любимых классических произведений. В четыре года после первого концерта в БКЗ, где исполняли «Детский альбом» Чайковского, на мой вопрос, какое произведение больше всего впечатлило, сказала, что «Похороны куклы» и сразу двумя руками сыграла по слуху начало пьесы.

— Агния, тебе нравится заниматься музыкой?

— И да, и нет.

— Почему нет?

— Расстраиваюсь, когда не получается, и иногда ленюсь.

— А нравится чем?

— Просто люблю играть. Учить что-то новое и сочинять свое.

— Как вы пришли к вере? Стали прихожанами монастыря?

Ждана: 

— На меня оказало большое влияние знакомство с девочкой в летнем лагере. Нам обеим было по семь лет, мы очень сдружились и часто разговаривали о Боге и храме. К ней даже духовник приезжал повидаться. После окончания смены как-то в гостях мы с двоюродной сестрой сломали сувенирную куклу, которую нельзя было трогать. Очень испугались, и я предложила помолиться. Мы встали на колени и вслух самыми простыми словами начали разговаривать с Богом. Не помню, что случилось дальше с куклой, но вот эти ощущения первой детской совместной молитвы, когда слезы текли по нашим щекам и была необыкновенная радость от встречи с Ним и уверенность, что Он все слышит и всегда поможет, эти ощущения остались навсегда. С тех пор я уговаривала маму пойти на службу и просилась на исповедь. Спустя год мама, наконец, согласилась. Хорошо помню перемену, которая с ней произошла во время подготовки к первой исповеди и после нее. Мы начали ходить в храм регулярно, через некоторое время и папа «подтянулся», родители повенчались и освятили квартиру. Я была счастлива абсолютно, наша семья воцерковилась.

Костя: 

— Меня привела к вере Ждана. С первых дней нашего общения она говорила о Боге, рассказывала о том, как с подругой жила несколько недель в монастыре, как ездила по святым местам. Все это было необычно, я смотрел на нее, слушал, удивлялся и умилялся. Ну а потом начал с ней ходить в храм. Сначала в Евдокиевский, где она пела, а потом в Крестовоздвиженский, там и состоялась моя первая в жизни исповедь у отца Ермогена.

Ждана: 

— Кстати, с этого момента и вообще со знакомства с отцом Ермогеном начался новый этап наших с Костей отношений. Они стали более глубокие, более теплые, мы стали снисходительнее друг к другу, ну и дело начало двигаться к свадьбе. Слава Богу за то, что Он нам послал такую духовную помощь, поддержку и утешение в лице дорогого батюшки!

— Мечтали ли вы с детства о многодетной семье?

Костя: 

— Честно, не припомню, чтоб думал об этом.

Ждана: 

— А я думала. У меня внутри была как бы установка — не меньше троих.

Костя: 

— Кстати, как-то не чувствуем себя многодетными, даже язык не поворачивается так себя назвать. Разве трое — это много? Это скорее норма, вот от четырех — да. Нас в семье четверо у родителей, у Жданиной бабушки 12 детей. Вот это действительно многодетные семьи.

— Расскажите, какие бывают сложности при воспитании детей, и как вы их преодолеваете?

Костя:

— Для меня главная задача — не раздражаться. И она довольна сложная.

Ждана: 

— Да, с маленькими детьми оставаться спокойным и невозмутимым несмотря ни на что — это, пожалуй, главная трудность, она же и цель. Наши дети — это ураган эмоций, слов и действий. С ними и радостно, и забавно, и умилительно, и удивительно, но иногда очень хочется просто тишины.

— Когда вы впервые задумались над семейной формой образования детей и как смогли решиться на неё?

Костя: 

— Сначала я был сильно против идеи о семейном образовании, честно говоря, она меня приводила в бешенство, впрочем, как и многие другие идеи: бережное отношение к женщине и рождению ребенка, доверие иммунитету, забота о нем и разборчивое отношение к любому медицинскому вмешательству, теория привязанности и важность взращивания ребенка в семье, а не в детском коллективе и, наконец, семейное образование... Что ещё взбредёт в голову этой женщине?! Но так получается, что с течением времени почти любой таракан, сидящий в голове моей дорогой супруги, становится весьма убедительным и даже разумным настолько, что перебирается и в мою голову тоже.

Ждана: 

— А я никак не решалась, идея словно была у меня в крови. Я и сама с пятого класса по обоюдному решению родителей и моей учительницы в музыкальной школе, Малюты Марины Павловны, перешла на домашнее обучение, чтобы больше времени уделять музыке и спокойно готовиться к концертам и конкурсам. И абсолютно не вижу никаких с этим проблем. Читала учебник, самостоятельно разбирала новые темы, приходила, писала контрольные, если что-то было непонятно, спрашивала у родителей, они не все могли сразу вспомнить, но вместе мы читали и приходили к пониманию. Вот все боятся физики и химии, это один из популярных страхов. Как научить, если сам в школе ничего так и не понял. Тут, конечно, напрашивается встречный вопрос: а что ж, если ты сам из школы мало что вынес, отправляешь по тому же пути своего ребенка? Не лучше ли попробовать сменить направление? Но, возвращаясь конкретно к физике и химии, замечу, что к этому возрасту дети сами уже в состоянии во многом разобраться, если их любознательность и вообще интерес и способность к учебе не убиты. Задача родителей не в том, чтобы вложить в голову ребенка определенные знания, а прежде всего в том, чтобы научить своих детей учиться, полюбить учебу, научить их мыслить, искать, находить и запоминать нужную информацию самостоятельно!

Но самое главное в образовании, на мой взгляд, это даже не знания. А то, какой вообще ОБРАЗ хотим мы видеть в своем ребенке, к какому ОБРАЗУ стремимся, что ВОСПИТЫВАЕМ. Для нас, как для христиан, это очевидно. Все мы стремимся к образу Христа. А Он нас учил возлюбить Бога Своего всем сердцем, всей душой и ближнего, как самого себя, быть милосердным и чистым сердцем, чтить отца своего и мать, не лжесвидетельствовать и не пожелать ничего, что есть у ближнего твоего. Вот такие у нас ценности и цели. А современную школу конкретно это вообще мало беспокоит, увы. К сожалению, в настоящее время социализация в ней, о которой так переживает большинство оппонентов семейного образования, скорее развращает, чем созидает доброго и порядочного члена социума. Я бы не хотела, чтоб мои дети усваивали те нормы, установки и образцы поведения, которые сейчас транслируются в стенах школы. Потом, находясь на семейном образовании, ребенок ведь не находится в вакууме, он же не сидит постоянно в четырех стенах. Он так же, как и школьники, даже больше, потому что загружен разумно, а не до предела, общается с другими детьми на приходе, в спортивных, музыкальных школах, в гостях, в музеях, на улице. То есть, не социализироваться невозможно. Мы встречаемся раз в неделю семьями для занятий и общения в нашем казанском сообществе «Классические беседы», региональным директором и инструктором которого я являюсь. Это необычная и непривычная для всех, выросших в школе, программа поддержки семейного образования очень вдохновляет не только детей, но и родителей. Открывать мир, учить и учиться вместе со своими детьми — что может быть более увлекательным и захватывающим! К тому же это очень сплачивает семью в отличие опять-таки от школы, к сожалению.

— Константин, интересно было бы узнать, что конкретно повлияло на перемену Вашего отношения к семейному образованию, какие плюсы в нем вы увидели?

Костя: 

— Понимаете... времени жалко. Быть заключенным в неповторимые детско-юношеские годы жизни на 11 лет в школьном кабинете и вынести в итоге из него в лучшем случае 50% знаний из полученного. Вы только подумайте, 11 лет! Да за это время можно было бы горы свернуть, но все чаще приходится наблюдать, как выпускники не владеют даже элементарными базовыми знаниями и навыками. Кто из нас может похвастаться уверенным знанием мировой и отечественной истории, хорошим ориентированием в географических объектах в пределах хотя бы нашей страны и отличным владением родного языка, полученными в школе? Ведь уже ни для кого не секрет, что с современной системой образования большие проблемы, а если система дает сбой, либо целенаправленно преследует другие цели, нежели воспитание блистательных умов и высоконравственных личностей, то для чего же в нее входить? Для социализации? В которой одни незрелые личности становятся авторитетом для других незрелых личностей? И что же они воспитают друг в друге, какие ценности привьют? Ведь именно это происходит в школе. Не взрослый — родитель или учитель, а жизнь сверстников выходит на первый план и занимает умы школьников. А это значит, что власть родителя как любящего воспитателя потеряла свою силу, на ребенка в большей степени влияет именно детский коллектив, именно он формирует теперь его личность. Должно ли так происходить, хорошо ли это? Мы гуляем, знакомимся, наблюдаем за современными школьниками, как они общаются, чем живут, как играют, и понимаем, что не хотим такой среды. Кто-то скажет, что ограждая от негативного влияния, мы не дадим узнать ребенку «жизни», и он потом не сможет постоять за себя. Но дело в том, что он в любом случае столкнется с суровыми реалиями и разными несправедливостями, но лучше пусть это произойдет позже, чем раньше, когда он сформируется и окрепнет духовно и психически, именно в этом случае у человека больше шансов постоять за себя и вести себя разумно и адекватно в любой ситуации.

Ну и наконец я увидел, как жена занимается с детьми дома. И был впечатлен процессом и результатом. Мне понравилась программа. Они говорят о таких вещах, о которых я сам впервые слышу, а дети 6-8 лет оперируют разными сложными понятиями и терминами, датами и событиями, и не просто называют их, но и часто могут дать какое-то элементарное объяснение. Они радуются занятиям, друг другу и гордятся мамой.

— Ваши любимые книги? Что любят читать и слушать дети?

Ждана:

— Сейчас, если выделяю время для чтения, останавливаю выбор на воспитательно-психологической литературе. Нравится Бурмистрова, Петрановская, Сухомлинский. Обязательно всем родителям рекомендую книгу Гордона Ньюфелда «Не упускайте своих детей» и «Тайную опору» Петрановской. В студенческие и школьные годы любила читать Достоевского, романы «Идиот» и «Карамазовы» очень впечатлили. Роман «Камо Грядеши» Сенкевича в юности тронул до глубины души. В детстве больше всего любила читать жития святых и книги о монастырской жизни, письма и наставления святых отцов, Закон Божий. Детям читаем Евангелие, но чаще рассказываем своими словами, когда сами просят, жития святых, написанные для детей, детскую Библию, Шмелева, Никифорова-Волгина, русские, восточные, испанские и британские сказки, рассказы Бианки, Снегирева, Паустовского, стихи Михалкова, Усачева, Чуковского, Хармса. Агния с 4 лет читает сама. Ей нравятся исторические книги, например, о правителях России, разные энциклопедии, почемучки, серия книг «Божий замысел». Прочитает, потом рассказывает нам с отцом, просвещает. Забавные стихи и длинные повести, детскую дореволюционную литературу любит читать. «Как я была маленькой» В. Желиховской и «Умница-головка» Л. Чарской — две любимые ее повести.

Костя: — Я не очень-то дружу с книгами... Но вот жена подсовывает что-то или на праздники дарит, приходится читать понемногу.

— О чем мечтает ваша семья?

Костя:

— О, мы те еще мечтатели, любим это дело! Мечтаем, чтоб дети выросли чуткими и великодушными людьми, купили б нам с матерью BMW и путевку на Бали, вот, дескать, благодарность за ваши труды, ни в чем себе не отказывайте. А если серьезно, очень хочется домик в деревне с небольшим хозяйством, чтоб детки на природе больше были, чтоб к труду и обязанностям привыкали, с животными возились, с землей, чтоб кормить их можно было натуральным.

Ждана: 

— И чтоб возможность была всегда в храм ходить, причащаться как можно чаще, сохраняя мир в семье и умножая любовь в наших сердцах.

Теги:
Семья
дети
воспитание
интервью

Все публикации