Публикации

Открыт вошедшему с любовью

Дата публикации   Количество просмотров
Все публикации автора
Автор:
Ольга РОМАНОВА (Крестинина)
Открыт вошедшему с любовью

Несмотря на конец мая, в Успенском храме Свияжского монастыря было настолько холодно, что стыли руки. Но незримый свет и тепло исходили от старинных икон и фресок, согревая сердца. Смешались запахи сирени и ладана. И уже все равно: холодно тебе или нет. Пытаться объяснить, почему это, собственно, происходит, бесполезно... Недаром монастыри издавна ставились там, где связь разумной и творческой силы ощущаются очень четко. Вспомнились слова одного доброго монаха, сказанные мне давным-давно: «Вначале в монастыре болят ноги, а потом вырастают крылья». А это ни что иное, как благодать Господа сердца коснулась...


Воспоминания 2002 года в 2020-м…

Капли весеннего дождя стекали по крохотным лепесткам благоухающей сирени, и благородные краски её нежных цветов от этого становились только ярче, а бутоны все смелее выпрямлялись. В праздничный день, 24 мая 2002 года, Успенский собор мужского Богородицкого монастыря в Свияжске буквально утопал в этих прекрасных весенних цветах. Прихожане несли их в храм на праздничную Литургию — в день святых равноапостольных Кирилла и Мефодия...


По велению сердца

Осенью 1997 года по благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II было принято решение передать Православной Церкви то, что осталось от древнего Успенского монастыря. Его настоятелем был назначен благочинный Раифского монастыря иеромонах Кирилл (Коровин). Четыре года спустя вместе с игуменом Кириллом еще семь человек из братии Раифы прибыли в разоренную обитель...

«Ни в одном из сохранившихся помещений монастыря невозможно было жить: в полуразрушенных зданиях разгуливал лишь ветер. Ни о каком электричестве не было даже речи. Условия — более чем спартанские. Спали одетыми, утром, когда просыпались, на бородах иней лежал, замерзала вода в стаканах...» — вспоминал позже отец Кирилл.

Несколько десятилетий на территории монастыря располагалась больница для душевнобольных. После нее монахам достались «в наследство» разрушенные храмы и братские корпуса, архимандричьи покои и стертые с лица земли кладбища, усеянные костями и осколками битого кирпича. А еще — тополя, в изобилии посаженные прежними хозяевами «психушки» и летом заметавшие своим пухом оскверненные руины... Но как говорил отец Кирилл: 

«Всё зависит от того, с каким отношением человек приехал и живет на этом острове. Для некоторых местных жителей остров-град Свияжск — место уничижения и попрания человеческого достоинства: здесь была политическая тюрьма, ГУЛАГ, где были уничтожены тысячи людей. А сегодня здесь живут другие — те, для которых это место свято. Они освящают его своей беззаветной верой, надеждой и свои силы прикладывают к большой мозаике Божьего домостроения. Насколько мудро все устроено Богом: надо только каждому на своем месте честно свое дело делать. Вот тогда мы и Россию спасем, и себя спасем, и друг другу поможем. А начинать надо с себя, с того места, куда поставил тебя Господь».

В 2002 году в Свияжском мужском монастыре было 30 сподвижников, которые разделяли заботу настоятеля о восстановлении и сохранности древнего наследия. В сохранившихся храмах, переданных под опеку монастыря, были возобновлены богослужения. Древние стены вновь наполнились чистым и высоким смыслом служения Богу, предназначение к которому имели издревле.
В конце праздничной службы поздравления и икону Спасителя по случаю дня ангела получил отец Мефодий — правая рука и друг настоятеля монастыря. Так символично совпали тогда имена двух молодых священников с именами святых Кирилла и Мефодия — двух родных братьев, которые первыми перевели на славянский язык слова Божественного Писания.

По прошествии времени

Прошло восемнадцать лет. Как изменился остров сегодня — знает, наверное, каждый в Татарстане, да и не только. Теперь игумен Кирилл несет свое служение в храме Живоначальной Троицы в Листах, а отец Мефодий (Зайцев) стал епископом Альметьевским и Бугульминским...

В Свияжский мужской монастырь призван служить игумен Симеон (Кулагин), прибывший сюда из Оптиной пустыни. Вот, что он сам рассказывает о месте своего служения: «Главное преимущество Свияжского монастыря, — это то, что заботами республиканского руководства он был полностью отреставрирован. Это позволяет заниматься устроением монашеской жизни и богослужением». Новый настоятель и еще несколько насельников Оптиной пустыни принесли в Поволжский край традиции одной из лучших православных обителей.

И как когда-то история двух славных монастырей Среднего Поволжья Раифского и Свияжского переплелась в жизни людей, так и сегодня наместник Раифской обители игумен Гавриил (Рожнов) и настоятель Свияжского монастыря игумен Симеон (Кулагин) являются «выпускниками» одной духовной школы, «кузницы кадров» — Оптиной пустыни.

Нынешний карантин, связанный с распространением коронавирусной инфекции, остановил поток паломников и прихожан в обе обители. Почему-то именно в это время вспомнился тот далекий 2002 год и полупустой Успенский храм Свияжского монастыря, когда еще суетный мир не так явно вошел в стены обители. И вот сегодня — будто отступил...

Как и чем живет сегодня Раифская обитель, мы довольно много говорим со страниц газеты «Раифский Вестник» и монастырских интернет-ресурсов. А вот как в условиях пандемии живется в Свияжске?

Мы спросили об этом настоятеля отца Симеона: «Самое главное, что с введением карантина в монастыре не прекратились богослужения. Они у нас ежедневно совершаются по монастырскому уставу, что является большой редкостью сегодня в русских монастырях. Вечером мы служим вечерню и повечерие с каноном Богородице. А утром, в 6 часов, мы совершаем полунощницу, утреню, часы и Литургию. Все так, как и было до внесения ограничений. Мы находимся на острове, и прихожан у нас всегда небольшое количество: посетители и туристы, как правило, приезжают позже, уже после окончания богослужений. А сейчас их и вовсе нет.

Сам я двенадцать лет провел в Оптиной пустыни. Четыре из них — в скиту. И сейчас мы стараемся монастырскую жизнь выстраивать именно по образцу жизни скита. С тихими уединенными монастырскими службами, по полноценному уставу...

В введенном ограничении, конечно, есть свои плюсы и минусы. Плюсы — молитвенная обстановка и естественная тишина. Минус — это отсутствие доходов. Сейчас мы взялись раскапывать огород, завели курочек...

Принимаем все благодушно, как от Господа. Такое вот вразумление от Него. Думаю, что каждый должен видеть в случившемся катаклизме мирового масштаба и свою личную вину. Поэтому сегодня требуется от всех православных христиан, а тем более от монахов, усиленные молитвы, более внимательное рассмотрение своих грехов, а, значит, и более глубокое покаяние».

Вот так и продолжает возделываться нива Господня: сначала на примере возрождения монастырей, а сегодня — в условиях пандемии. Для очищения души человеческой окаянными грехами.

Теги:
Свияжский монастырь
карантин
игумен Симеон (Кулагин)

Все публикации