Публикации

«После возвращения с фронта тятя молился ежедневно»

Дата публикации   Количество просмотров
Все публикации автора
Автор:
иерей Алексий ПАВЛОВ
«После возвращения с фронта тятя молился ежедневно»

5 июня 1945 года. Женя и Тося возвращаются домой не с пустыми руками: каждая тащит по ведру крапивы и лебеды. Тося старшая — ей уже девять. Придя домой, она будет вместе с мамой варить суп.

«Женька, сегодня мы приготовим праздничный обед», — говорит она сестренке.

Женя — младший ребенок в семье Александра и Евдокии Федяниных. Ей всего четыре, но она уже во всем помогает маме и сестрам. Папа и брат Сережа ушли на войну. В Шармашах, как и в других деревнях, остались только старики и дети.

Жене тяжело нести ведро, но она не жалуется. Она знает, что через пять минут они будут дома. Вдруг сестры останавливаются. Женя бросает ведро и бежит к дому, около которого мама крепко обнимает вернувшегося с фронта солдата.

Папа вернулся!

Евгения Александровна — одна из старейших прихожанок Введенского храма села Шармаши. Она прожила в деревне всю свою жизнь. Каждый день она говорит: «Господь мне помогает. Слава Богу за все!».

Евгения Александровна выстаивает долгие службы, а зимой всегда чистит тропинку, ведущую к храму. В праздник Крещения Господня она обязательно совершает омовение в источнике. Прихожане удивляются ее стойкости: «Тете Жене уже восемьдесят, а она стоит на службе не шевелясь».

Евгению Александровну крестили в старом храме Введения Пресвятой Богородицы, построенном по проекту Петра Пятницкого — архитектора, который разработал проект генерального плана комплекса зданий Казанского университета.

Введенскую церковь закрыли в начале 1940-х. Несколько лет храмовое здание пустовало. Его хотели разрушить сразу после закрытия, но необходимой техники в селе не было, а порох во время войны старались экономить. Церковь разрушили приезжие богоборцы в середине 1940-х годов.

«Я помню, как разрушали Введенский храм. Мне тогда было шесть или семь лет. Местные жители не участвовали в разрушении. Некоторые сельчане тайком ходили туда молиться. Когда колокол сбросили на землю, по окрестностям прокатился гул. Казалось, что церковь заплакала», — рассказывает прихожанка.

На войну из Шармашей ушли сотни здоровых сильных мужчин, а домой вернулись только пятеро инвалидов.

«Моему отцу оторвало руку, когда он защищал Ладожское озеро. Вода была красной от крови — столько людей там погибло. После возвращения с фронта тятя регулярно молился», — говорит Евгения Александровна и показывает Новый Завет, изданный в 1874-м.

По словам тети Жени, эта книга досталась ее отцу от сестер, выполнявших послушание певчих.

«Тятя читал Новый Завет каждый день. И плакал. Я его спрашивала, почему он плачет. Не понимала тогда, что трудно жить с одной рукой. Нужно ведь и дрова колоть, и траву косить», — вспоминает прихожанка.

Александр Иванович Федянин отошел ко Господу в 1975 году, спустя 30 лет после смерти своего единственного сына Сергея, погибшего на фронте. Он, к сожалению, не увидел нового Введенского храма в родных Шармашах.

Зато дети его увидели. В последние годы тетя Женя старается не пропускать ни одного богослужения, несмотря на проблемы со здоровьем.

Теги:
Великая Отечественная война
День Победы
рассказы
личности

Все публикации