Публикации

«Светское религиозное образование» — феномен секулярного общества

Дата публикации   Количество просмотров
Все публикации автора
Автор:
Игумен Евфимий (МОИСЕЕВ)
«Светское религиозное образование» — феномен секулярного общества

24-25 января 2019 года в Болгарской исламской академии (БИА) прошла международная конференция «Исламоведение и исламская теология в современной системе образования: проблемы и перспективы». По благословению митрополита Казанского и Татарстанского Феофана Русскую Православную Церковь на форуме представлял первый проректор Казанской православной духовной семинарии игумен Евфимий (Моисеев). В рамках пленарного заседания первый проректор КазДС выступил с докладом. 

Досточтимые участники и гости конференции, уважаемые коллеги!

Для меня большой честью является выступать на форуме, который собрал ведущих специалистов по исламскому образованию. Не буду специалистом собственно по исламскому образованию, я хотел бы поделиться с Вами некоторыми мыслями, которые, думаю, будет актуальны для всех, кто имеет отношение в целом к развитию теологического образования в России — независимо от его конфессиональной направленности.

На Всероссийской научной конференции «Теология в гуманитарном образовательном пространстве», которая состоялась в МИФИ 14-15 июня 2017 г. и дала важный импульс для системного развития теологии как отрасли образования в России, справедливо отмечалось, что старейшие европейские университеты восходят к монастырским школам, и что по времени своего основания, а также по своему статусу в структуре старейших университетов Европы, первыми являются именно теологические факультеты. Достаточно вспомнить Оксфорд, Кембридж, Тюбинген или Гейдельберг. В мировой практике — причем не только на Западе, но и на Востоке, высшее теологическое образование дается в светских университетах, и ни у кого это не вызывает протеста.

Однако не таково положение дел в нашей стране, чему есть определенные исторические предпосылки, о которых я скажу чуть позже. В отношении развития богословского образования в России пошли несколько иным путем. Когда в 1755 году в Москве создавался первый российский университет — кстати, завтра исполнится 264 года с этого дня, его отец-основатель граф Шувалов не включил в структуру университета богословский факультет. Именно тогда было принято принципиальное решение разделить российское образование на светское и духовное.

Славяно-греко-латинская академия, основанная в 1686 году как богословская школа и впоследствии послужившая фундаментом для создания Московского университета, в 1814 году была преобразована в Московскую духовную академию и переведена в Троице-Сергиеву лавру — за 70 километров от Москвы.

Таким образом, с середины XVIII века в России светское и духовное образование развивались параллельно, и наряду с реальными училищами, гимназиями и университетами, в которых давалось светское образование, существовали духовные училища, семинарии и академии. После революции 1917 года все православные духовные школы на пространстве бывшей Российской империи были закрыты. Эта участь постигла в том числе и Казанские духовные академию и семинарию.

Лишь немногие из дореволюционных духовных учебных заведений были открыты в послевоенные годы: это, в частности, Московские и Ленинградские духовные академия и семинария, а также Одесская, Киевская, Ставропольская и Саратовская духовные семинарии. К сожалению, Казанская духовная академия и семинария не оказались в их числе. Впрочем, ряд выпускников Казанской духовной академии приняли самое активное участие в возрождении Московской духовной академии.

Полномасштабное возрождение духовного образования в России началось в постсоветский период, продолжается этот процесс и в наше время. Так, в 1997 году было воссоздано Казанское духовное училище, уже через год преобразованное в семинарию. В результате реформы духовного образования на рубеже XX и XXI столетий семинарии получили статус высших учебных заведений, а с 2012 года духовные учебные заведения Русской Православной Церкви перешли на преподавание по Болонской системе.

В настоящее время ведется работа по возрождению Казанской духовной академии, одним из основных направлений деятельности которой до революции было исследование ислама. В 2016 году в Казанской православной духовной семинарии была создана кафедра исламоведения, которую возглавил митрополит Казанский и Татарстанский Феофан, член группы стратегического видения «Россия — исламский мир», сопредседатель совместной российско-иранской комиссии по диалогу «Православие — ислам».

Однако возрождение — пусть даже и достаточно активное –конфессиональных школ в постсоветскую эпоху не было способно удовлетворить огромный запрос на религиозные знания, который сформировался в российском обществе за долгие годы отсутствия какого бы то ни было религиозного образования. Первой ласточкой на пути формирования нового направления — светского религиозного образования, в Русской Православной Церкви стал Православный Свято-Тихоновский богословский институт (впоследствии — гуманитарный университет), открывшийся в 1994 году в Москве.

Внимательные слушатели, очевидно, обратят внимание на то, что по латыни называется contradictio in adjecto — противоречие в определении. Действительно «светское религиозное образование» звучит несколько непривычно для нашего слуха и сегодня, тем более четверть века назад эта формулировка повергала в шок как представителей советской — по определению светской — системы образования, так и многих преподавателей духовных академий и семинарий. Неудивительно, что первопроходцы на этом пути подвергались порой самой жесткой критике не только извне — со стороны внешних по отношению к Церкви людей, но и изнутри — собственно из церковной среды.

В чем же заключается особенность этого направления?

Во-первых, если брать пример Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета, учредителем которого является Русская Православная Церковь, это высшее религиозное образование, ориентированное, главным образом, на мирян — светских верующих людей, то есть на тех, кто не является священнослужителем, в том числе и на женщин. Именно в этом учебном заведении впервые в истории Русской Православной Церкви, были созданы возможности для получения женщинами высшего богословского образования. Впрочем, следует отметить, что некоторые выпускники ПСТГУ по окончании учебы принимают священный сан. Насколько я понимаю, по этой же модели работает и Российский исламский институт.

Во-вторых — и это уже особенность кафедр теологии, существующих в государственных вузах, это высшее религиозное образование для всех желающих вне зависимости от их религиозных взглядов и конфессиональной принадлежности, поскольку светское религиозное образование, которое дается в государственных вузах, не предполагает обязательного участия учащихся в религиозных практиках — богослужениях, таинствах и обрядах. Таким образом, исламскую теологию в светском вузе может изучать православный христианин или атеист, христианскую теологию — мусульманин или агностик и т. д. В системе светского образования, которое является неотъемлемой частью и одним из важнейших институтов современного гражданского общества, вопросы религиозной жизни гражданина признаются исключительно его личным делом.

Светское религиозное образование является для России абсолютно новым явлением, поскольку в нашей духовно-культурной традиции до недавних пор бытовало представление о том, что богослов обязательно должен быть религиозным человеком, причем принадлежащим именно к той конфессии богословием которой он занимается. Очевидно, чтобы подчеркнуть различие разных типов образования, используются и разные термины — «теология» и «богословие», хотя этимологически эти слова являются полными синонимами.

Таким образом, на сегодняшний день в гуманитарном образовательном пространстве мы имеем светскую теологию и конфессиональное богословие. Притом, что в содержательном плане эти направления практически идентичны, их специфика определяется, главным образом, типом учебного заведения, где данные направления преподаются — в данном случае, первостепенное значение имеет конфессиональная принадлежность учебного заведения или отсутствие таковой.

Так, главной задачей конфессиональных учебных заведений (семинарий, академий, медресе, иешив и пр.) является подготовка священнослужителей, ответственных за духовное окормление верующих. В эти учебные заведения приходят люди с религиозным сознанием, как правило, уже сформированным в согласно требованиям соответствующей конфессии. Это глубоко верующие люди, готовые всю свою жизнь посвятить служению духовных наставников и руководителей.

В светские же вузы приходят люди разных вероисповеданий, разной степени религиозности, в том числе и совсем нерелигиозные. В то же самое время задача университетов, реализующих основные образовательные программы высшего образования по направлению «теология», по словам Патриарха Кирилла заключается в том, чтобы «готовить специалистов, которые бы глубоко знали вероучение религиозной традиции, которое формирует ценностное мировоззрение или, как принято говорить, культурные коды». Глубокое знание предполагает комплексное изучение вероучения, при котором не будут вырывается из контекста фразы из священного писания, а история конфессии подвергается серьезному изучению и объективному анализу.

Такие специалисты должны тонко чувствовать, где заканчивается отстаивание интересов конфессии и начинается прозелитизм, где бесконтрольное погружение во внутренние духовные практики рискует обернуться асоциальным поведением, наконец, где буквальное и одностороннее прочтение тех или иных религиозных текстов несет угрозу их ложного понимания и как следствие — радикализации религиозных взглядов. Все эти вопросы, несомненно, имеют прямое отношение к обеспечению безопасности государства и общества.

Выпускники кафедр теологии должны стать частью экспертного и профессионального сообщества, в котором остро нуждается современное гражданское общество. Их главная задача — изучать опыт всех традиционных конфессий для поддержания межнационального и межрелигиозного мира в стране. Для этого необходимо грамотно выстраивать взаимодействие религиозных общин всех традиционных конфессий, государства и общества. Специалисты, имеющие высшее теологическое образование, должны стать своего рода посредниками в контактах между конфессиями и обществом, содействовать конструктивному и гармоничному межконфессиональному диалогу, быть модераторами государственно-конфессиональных контактов.

По словам известного современного православного богослова митрополита Волоколамского Илариона, кафедры теологии должны «готовить людей, которые, будучи профессионалами в своей области, одновременно эрудированы в других областях, в том числе в гуманитарных науках и, главное, являются патриотами своей страны».

В этой связи хотел бы подчеркнуть, что со стороны государства и общества должен формироваться заказ на таких специалистов, без которого теологическое образование в вузах рискует зачахнуть на корню и остаться без развития. Такие специалисты могут быть востребованы не только в государственных структурах, но и в образовательных учреждениях, в общественных организациях, сотрудничающих с религиозными общинами. Систему трудоустройства выпускников-теологов в государственных структурах и образовательных учреждениях еще только предстоит отладить, и недооценивать значение этого фактора ни в коем случае не следует.

К счастью, сегодня и государство, и общество пришли к осознанию того, что потери от радикальных проявлений псевдорелигиозности несопоставимы с затратами на религиозное образование. Все больше университетов открывают кафедры теологии, в работе которых активное участие принимают представители традиционных конфессий.

Конечно, мы находимся еще только в самом начале пути. Перед теологическим образованием стоит много неразрешенных проблем. Одна из них — достаточно низкая мотивация студентов, многие из которых не понимают, куда они пойдут работать с дипломом теолога? Найдем ли мы в квалификационном справочнике должностей штатную единицу теолога? Много ли должностей требуют высшего религиоведческого или теологического образования? Интересно, что, как правило, наиболее мотивированные студенты — это те, которые получают второе высшее образование, стремясь понять глубже ту или иную религию.

Немало трудностей испытывают и преподаватели, вынужденные порой буквально на ходу решать довольно сложные вопросы. Как, например, преподавать пастырское богословие тем, кто никогда не будет заниматься пастырской работой? По каким учебникам светским людям преподавать богословские дисциплины? Какова должна быть степень погруженности учащихся в богослужебную жизнь конфессии, без которой невозможно в полной мере постичь ее богословие? На многие из этих и подобных вопросов еще только предстоит дать ответы.

Важным вопросом остается отсутствие базового теологического образования у подавляющего большинства абитуриентов. Не будем забывать, что речь идет о высшем светском религиозном образовании, но системы начального и среднего религиозного образования у нас фактически нет, поэтому большинство студентов, поступивших на теологию, как правило, не имеют даже основ богословских знаний. Для решения этой проблемы можно было бы предложить создать подготовительные отделения для поступающих на теологические профили. Очевидно, что для решения этих и подобных вопросов по организации учебного процесса на теологических направлениях подготовки необходим постоянный и тесный контакт коллег, представляющих светскую и религиозную системы образования.

В качестве общероссийской площадки для решения подобных вопросов в январе 2018 года была учреждена Научно-образовательная теологическая ассоциация (сокращенно НОТА), которая «является добровольным объединением юридических лиц, созданным для представления их интересов и координации их деятельности, направленной на развитие теологии как комплекса образовательных дисциплин (предметной области) и отрасли научного знания». В состав НОТА входят десятки образовательных организаций, в том числе и мусульманские духовные образовательные организации нашей республики. В ее рамках решаются многие вопросы, в том числе: определение содержания предметной области теологии как научной дисциплины, создание центра интеграции прогрессивных научно-образовательных наработок светских и духовных образовательных организаций высшего образования и др.

В Татарстане также имеется успешный опыт взаимодействия государства, образовательных учреждений и религиозных организаций в области развития светского религиозного образования. С этого года сотрудники Казанской православной духовной семинарии участвуют в преподавании богословских дисциплин на отделении христианской теологии кафедры религиоведения Института социально-философских наук и массовых коммуникаций КФУ.

Завершить свое выступление я хотел бы следующими словами Патриарха Кирилла: «сегодня среди ученых крепнет осознание того, что теология, которая является систематическим выражением религиозной веры, представляет собой также систему дисциплин, отвечающих критериям научности. Искусственно отделять этот мощный пласт гуманитарного знания от науки и образования — значит обкрадывать нашу культуру, лишать ее исторической памяти, мировоззренческих и ценностных основ».

Убежден, что развитие светского религиозного образования является важным проявлением принципа синтеза традиций и инноваций, позволит вернуть российское гуманитарное образование к его духовным основам, будет способствовать формированию у граждан России целостного мировоззрения, которое немыслимо без учета религиозного фактора.

Теги:
Теология
Казанская духовная семинария
религиозное образование
игумен Евфимий (Моисеев)
доклады
Болгарская исламская академия

Все публикации