Публикации

Люткино: прошлое, настоящее и будущее

Дата публикации   Количество просмотров
Все публикации автора
Автор:
Игумен Александр (ЗИНИН)
Люткино: прошлое, настоящее и будущее

Посещение полуразрушенной деревянной церкви в деревне Люткино дало много пищи для размышлений. В какой-то момент поймал себя на мысли, что побывать в таком месте для меня, возможно, в тот момент оказалось полезнее, чем в более благоустроенных селениях.

 

Село это упоминается в писцовых книгах с конца XVIII века, а название получило от хозяев села — помещиков Люткиных. В то время здесь функционировал поташной завод, кузня, мельницы, пилорама, окрестность была богата лесами. Крестьяне занимались земледелием, животноводством, держали пасеки, а также катали валенки.

Храм в Люткино построен в 1889 году и освящен в честь казанских святителей Гурия, Варсонофия и Германа. В начале XX века село было богатое, насчитывало более двухсот дворов с населением более тысячи человек. Спустя сто лет многое изменилось. О прошлом села нам напоминает лишь частично сохранившаяся церковь, часовенный столб, да несколько старых домов.

В 90-х годах прошлого века здесь стали строиться дачники, бывшие когда-то местными жителями, и их потомки, вернувшиеся спустя годы в родные места. Они рассказали нам о прошлой жизни села.

Брат и сестра Николай и Мария Балабановы (на лето приезжают в Люткино. Их прадед, Сергей Иванович Балабанов, участвовал в строительстве храма, ходил «по миру», собирая деньги на строительство, впоследствии был церковным старостой):

— Наш отец, Иван Сергеевич, был учителем в люткинской школе, в которой мы учились. Он много рассказывал про деда, следил, чтобы церковь никто не трогал, хотя она была уже закрыта. Школа размещалась в здании бывшей церковно-приходской — деревянной, двухэтажной, которая находилась рядом с церковью.

Анастасия Ивановна Романова (1926 года рождения, из соседней Андреевки, замуж вышла в Люткино):

— Семья у нас большая была, с самого детства я нянчилась с сестрами, братьями и племянниками. В школу я не ходила; так, научилась расписываться — и все на этом.

Раньше, как рассказывали родители, 17 октября, в Гурьев день, всегда был выходной. Съезжались со всех близлежащих деревень, отмечали престольный праздник. Сначала была служба, потом гулянье — пели и плясали под гармонь, пекли пироги, мясо ели, пили бражку. В каждом доме угощали.

Вдова последнего священника, тетя Матрёша, жила в домике около храма. Она была очень богомольной и доброй женщиной, ходила читать псалтирь по покойникам, была хорошей швеей. Когда бывало засушливое лето, бабушки выносили из домов иконы и во главе с Матрёшой обходили село под пение молитв. После обеда уже смотришь — тучи соберутся, и дождь польет. Даже председатель колхоза, бывало, попросит: «Сходите, попросите дождя», хотя сам татарин был.

В конце 50-х — начале 60-х, когда пошло укрупнение, наш колхоз-миллионер объединили с Шалями. Тот же председатель говорил: «Эх дурак я, согласился на объединение с Шалями. Остался бы в Люткино, дважды миллионер был бы». Шали тогда между собой стали называть «маленький Китай», так как туда много народу съехалось.

Анна Поликарповна Балашева (1952 года рождения, уроженка Люткино):

— Жили мы на той стороне оврага, где церковь. Улица наша называлась Долгою, потому что была самой длинной в деревне.

В 1967 году я окончила восемь классов и уехала в Казань, на фабрику. Многие тогда покидали деревню — кто в город, кто в соседние села. А церковь еще не разрушенная, красивая стояла: кресты, купола, ограда вокруг — все целое было.

Обратно в Люткино мы вернулись уже в середине 90-х, землю взяли, дом построили, только это уже на другой стороне, через овраг. От старого села совсем ничего не осталось, только пара домов. Теперь целая улица выстроилась, но приезжают только на лето.

Сергей Ясонов, правнук отца Александра Спасского, последнего священника люткинской церкви:

— Моя бабушка рассказывала, что отец Александр сначала служил в Кабанах, потом на Биме, в Тогашево, а в Люткино был его последний приход. Отец Александр с женой Матрёной и дочкой жил в доме около храма.

Когда в 1937 году его арестовали и увезли в Пестрицы, ему было около шестидесяти лет. Совсем недавно мы узнали, что он отбывал срок в Казахстане, где погиб и был похоронен в общей могиле.

Вернувшись обратно в Люткино, мы с мамой решили восстановить храм. Но когда подсчитали, то поняли, что легче, наверное, построить новый. Нашел фирму, занимающуюся строительством деревянных храмов, сделали проект, есть строители, но пока не получается с деньгами. Надеюсь на помощь неравнодушных людей. Очень хочется что-то сделать для родной деревни, в память наших предков… А там, глядишь, и народ станет возвращаться сюда. Ведь не зря в старину говорили: «Если есть храм, то будет жить село».

Заочно по телефону я познакомился с другими люткинцами, которые очень любят свою малую родину, переживают за разрушенный храм. Александр Бочкарев живет в Краснодаре. Он записал историю села по воспоминаниям старожилов, сделал несколько очерков о людях и истории села. Юлия Балабанова, архитектор, в архивах нашла чертежи Гурьевского храма, изучала историю строительства.

У всех этих неравнодушных людей теплится надежда на восстановление святыни. Но суждено ли сбыться их чаяниям? Наверняка этого не знает никто. Но все-таки пока живет надежда в их сердцах, живет и село, сохраняемое молитвами казанских святителей.

Теги:
Люткино
Лаишевское благочиние

Все публикации