Церковные новости

Предивный чудотворец Макарий Желтоводский

Дата публикации   Количество просмотров
Все публикации автора
Автор:
Андрей РОЩЕКТАЕВ
Предивный чудотворец Макарий Желтоводский

В 14-15 веках, в эпоху Сергия Радонежского и последующих нескольких поколений, наступил величайший расцвет русского монашества. Многочисленные ученики «игумена Земли Русской», а также ученики его учеников и собеседников, основали десятки монастырей по всей России, копируя в них общежительный устав великой «обители Пресвятыя Троицы».

Большинство самых известных святых допатриаршего периода русской церковной истории — святые именно этой удивительной эпохи. Большинство самых знаменитых монастырей России — монастыри, основанные именно в эти десятилетия.

Одним из нескольких величайших святых той эпохи стал преподобный Макарий Желтоводский. Не менее часто его именуют также и Унженским Чудотвоцем — по названию второго монастыря, основанного им незадолго до земной кончины. Из всех многочисленных святых этого периода, наибольшую роль в просвещении именно Поволжья сыграл преподобный Макарий — здесь он не имеет себе равных. Здесь его роль в местной истории подобна роли преподобного Варлаама Хутынского для Новгородской земли, Иова Почаевского — для Правобережной Украины, праведного Симеона Вехотурского — для Урала и Западной Сибири.

Волга, от Костромы до Казани, — вся как единый памятник его духовным подвигам.

Начинается подвижнический путь святого Макария в Нижнем Новгороде — в то время столице самостоятельного Суздальско-Нижегородского княжества, одного из 4-х наиболее могущественных, наряду с Москвой, Тверью и Рязанью. Родился будущий подвижник в 1349 году. Таким образом, он на 35 лет младше святого Сергия. Мирское имя его в житии не обозначено, известны лишь имена родителей — Иоанн и Мария. Мальчик часто бывал на церковных службах, которые ему очень нравились. Житие повествует, что еще будучи грудным младенцем, он просыпался и громко плакал всегда, как только слышал благовест к службе — а когда родители, поняв, что это некий знак свыше, приносили его в церковь, он тут же успокаивался, улыбался и ласкался. С 7 лет он обучался грамоте и Закону Божьему, которые дались ему очень легко.

Прошло несколько лет. Мальчик тайно покинул дом и пришел в Печерский монастырь, прося принять его в число братии. Сейчас эта возрождаемая с конца 1990-х годов обитель находится в черте сильно разросшегося огромного Нижнего Новгорода. Тогда монастырь был загородным — в нескольких километрах от кремля и посада. Сейчас этой святой обители — почти 7 веков, тогда едва исполнилось 30 лет.

История Нижегородского Печерского монастыря (который на несколько лет старше Троице-Сергиевой лавры) сама по себе очень интересна. Основан он был в 1330 году — по совпадению, в тот самый год, когда 16-летний Варфоломей (преподобный Сергий Радонежский) вместе с семьей только-только перебрался из Ростова в Радонеж. А в это время его будущий собеседник и друг святой Дионисий, прибыв из Киева и привезя оттуда Печерскую икону Божией Матери, уже основал на крутом волжском берегу свою обитель. Посвящена она была светлому празднику Вознесения Христова — точно как и наша Макарьевская пустынь. Но благодаря иконе, ее стали называть Печерской. Монастырь казался одноименным Киево-Печерскому... от которого он и ведет свою преемственность. Да и сам вид приволжской горы чем-то напоминает те холмы над Днепром, где в 11 веке святые Антоний и Феодосий ископали Ближние и Дальние пещеры.

Печерская икона Божией Матери

Кстати, приход святого Макария (тогда еще 12-летнего отрока) в Нижегородский Печерский монастырь очень напоминает приход 16-летнего святого Феодосия к давно уже подвизавшемуся святому Антонию с горячей просьбой его постричь. И тот, и другой тайно ушли из дома. Нижегородский мальчик вообще представился как безродный сирота из другого города святой Дионисий принял его в число послушников монастыря.

Житие преподобного Феодосия трогательно повествует, как его долго разыскивала мать — и наконец нашла, однако не только не смогла убедить сына покинуть монастырь, а сама в конце концов сподобилась монашества. Святого Макария нашел в Печерском монастыре отец — и даже не стал переубеждать, а поцеловал ему руку через окошко кельи и дал родительское благословение. В 15 лет, то есть через 3 года после прихода в обитель юноша был пострижен в монахи с наречением имени Макарий — в честь одного из величайших вселенских «отцов иночества» святого Макария Египетского.

Преподобный Макарий Египетский

По другой версии жития, он был пострижен почти сразу после прихода к святому Дионисию — то есть 12-летнего возраста.

В те времена столь ранний постриг не был чем-то совсем уж исключительным. Сергий Радонежский постриг своего племянника, будущего святителя Феодора Ростовского, в 12 лет. В 12 же лет сподобился монашества преподобный Иов Почаевский — а жил он в обители с 10-летнего возраста. Более ранние века христианства знают и еще более поразительные примеры. Так преподобный Савва Освященный (+532), основатель самой знаменитой лавры в Палестине, ушел в монастырь в 8 лет.

Многие святые, при всем своем аскетизме, к которому обратились еще с детских лет и который, по мирской логике, должен было бы быстро «истощить» их, прожили очень долгую жизнь — Господь явственно показывает на их примере неизмеримое превосходство силы благодати над естеством. Преподобный Макарий прожил 95 лет, из них 80 лет — в монашестве. И лишь первые 12 лет жизни он провел вне монастыря. Свидетелем событий целого века русской истории стал великий подвижник — но все это происходило вовне, а внутри, в его душе, события были совсем иного рода: постоянная молитва, покаяние, борьба со страстями...Живое богообщение, которого он сподобился еще с молодости. Да и мудрое наставничество святого Дионисия сыграло огромную роль. Из обители Дионисия в тот век вышло сразу два великих всероссийских святых: преподобный Макарий и преподобный Евфимий Суздальский. Оба — его духовные чада. Святой Евфимий (+1404) основал крупнейший монастырь Суздаля, названный впоследствии в честь него Спасо-Евфимиевским.

Спасо-Евфимиевский монастырь в Суздале

Это основание совершилось еще при жизни святого Дионисия и по его прямому указанию. Преподобному Макарию же предстояло прожить в Печерской обители гораздо дольше. Уже и его наставник святой Дионисий мученически окончил свои дни в темнице в Киеве (1385 г.), став жертвой борьбы за всероссийскую митрополию — уже поставленный в Константинополе митрополитом всея Руси, но схваченный на обратном пути литовским князем.

После отъезда святого Дионисия в Суздаль, а затем и всех перипетий, приведших к его мученической кончине, в Нижегородской Печерской обители все почитание со стороны многих братьев и богомольцев перенеслось на преподобного Макария, как на единственного оставшегося здесь выдающегося подвижника. Как мог, святой Макарий смиренно скрывал свои дары, но светильник не утаить под спудом — и нежданная слава стала угнетать молитвенника, стремившегося к уединению. Это и стало причиной его ухода из поистине родного монастыря, где он провел десятки лет.

Святой Макарий удалился на маленькую речку Лух, где устроил себе уединенную келию и некоторое время жил отшельником. Лух, приток Клязьмы, протекает параллельно Волге в нескольких десятках километров к западу от Нижнего Новгорода. Позже и сюда пришли его почитатели, образовалась община. Обустроив на этом месте обитель — Богоявленский Луховский монастырь, который, к сожалению, не сохранился до наших дней, — преподобный Макарий удалился и оттуда.

Макарьевский Желтоводский монастырь в Нижнем Новгороде

Он ушел на правобережье Волги, к Желтому озеру (озеру, которое несколько веков спустя слилось с Волгой из-за изменения ее русла) — там в 1435 году образовался один из самых знаменитых монастырей в русской истории: тот что позже назвали Макарьевским Желтоводским или просто Макарьевсим. При жизни же подвижника это была «обитель Пресвятой Троицы на Желтом озере». По некоторым данным, здесь собралось до 200 человек братии.

К моменту основания Желтоводской обители, большинство других величайших монастырей той эпохи — эпохи духовных детей и «внуков» преподобного Сергия, — уже появилось на карте Святой Руси: Кирилло-Белозерский, Ферапонтов, Соловецкий, Саввино-Сторожевский, Борисоглебский... Тем важнее, что даже и спустя 40 с лишним лет после земной кончины преподобного Сергия, великое монастырское строительство не пошло на убыль. Желтоводская «обитель Пресвятой Троицы» (как и чуть позже — Унженская) — один из самых ярких тому примеров.

Святой Макарий продолжил дело святого Сергия.

Преподобный Макарий просвещает инородцев

Но особое значение можно увидеть и в том, что никогда еще прежде подобная великая обитель не придвигалась так близко к границам нерусского Среднего Поволжья. Никогда такой огромный монастырь не возникал непосредственно на географическом стыке двух культур. А еще точнее, не двух, а нескольких, ибо языческие народы — чуваши, марийцы, мордва уже веками жили здесь, и их история была не менее продолжительна, чем русская православная или булгаро-мусульманская.

В житии святого Макария рассказывается, как к нему приходили сначала послушать беседы, а потом и креститься и язычники, и мусульмане. Озеро, ставшее купелью для стольких новообращенных, отныне именуется не Желтым, а Святым.

«Стяжи в себе дух мирный — и тысячи вокруг тебя спасутся как говорил позже преподобный Серафим Саровский.

Всего 4 года насчитывает история первого Желтоводского Троицкого монастыря — потом почти 200 лет запустения...

Разорение обители состоялось в 1439 году. Нижний Новгород и его окрестности были в числе первых опустошены — еще в начале похода основателя Казанского ханства Улу-Махаммеда. Осада Москвы (июнь 1439 года) была еще впереди, а из нижегородских пределов уже гнали в Казань пленников — в том числе 90-летнего святого Макария и часть братии сожженного Желтоводского монастыря (другая часть братьев была жестоко убита). Видимо, где-то в конце весны, незадолго до Вознесения, они оказались в Казани.

Подлинное величие того или иного подвижника часто проявляется в момент, когда его лишают самого дорогого, что может быть у человека на Земле — свободы. Еще в «Деяниях Апостольских» мы видим особое величие и Петра, и Павла, и первомученика Стефана в моменты их взятия под стражу, суда, угрозы расправы... Ни тени страха перед сильными мира сего. «Не бойтесь врагов, убивающих тело, душу же не могущих убить»...

Встреча со святым Божиим угодником произвела на хана Улу-Мухаммеда большое впечатление. Он отпустил на свободу не только самого святого Макария, но и несколько десятков других пленных: в одном варианте жития указано 40 человек, в других 400.Только монастырь на Желтом озере восстанавливать хан запретил (отныне он считал эту землю своей территорией). Освобожденные, среди которых было много иноков — но были и миряне, — двинулись гораздо дальше, в галичско-костромские земли.

Сам момент краткой остановки на Свияге и благодарственного моления в день Вознесения Господня, с завещанием потомкам основать здесь обитель, был как бы «предоснованием» Свияжской Макарьевской пустыни.

Итак, обратный путь освобожденных пленников начался в Вознесение Господне и, согласно житию святого Макария, продолжался весь Петров пост (который начинается через 17 дней после Вознесения). Особенно тяжело было идти через глухие галичские леса. Питались бы подстреленной дичью — но ведь в пост нельзя есть мясо. Когда за три дня до праздника первоверховных апостолов Петра и Павла (29 июня ст.ст.) удалось поймать лося, святой Макарий упросил спутников отпустить его — подождать оставшиеся три дня и обещал, что Господь не оставит их без пропитания. Видимо так велика была вера угоднику Божию, что изголодавшиеся люди согласились. Они отпустили лося, чуть надрезав ему ухо — поставив метку. «Нелогичное» поведение принесло свои плоды — в Петров день тот же самый лось с надрезанным ухом появился снова, словно специально невидимо приведенный для пропитания. И в дальнейшем от дичи не было отбоя.

Вера спасла людей. Этот путь поистине был похож на исход из Египта, а преподобный Макарий оказался на время в роли нового Моисея. Действия и того, и другого кажутся абсурдными для неверующих — но именно этот «абсурд» и там, и здесь вывел людей из плена и спас, когда оказалось необходимо, от голодной смерти. И вот, в кондаке святому Макарию поется: «Вторый Моисей явился еси преподобне...»

Наконец, дошли до реки Унжи. На ней стоял небольшой одноименный город. Отныне святого Макария будут именовать в истории Макарием Унженским. Жители Унжи помогли основать в окрестностях своего города новый монастырь. Много позже слобода, возникшая при монастыре, сама превратилась в город — Макарьев, по имени своего основателя (с конца 18 в. — уездный город Костромской губернии). Так имя великого подвижника навеки запечатлелось на карте России. Интересно, что даже в советское время название города не изменилось. Безбожная власть, стиравшая с карты малейшие упоминания о Церкви и Ее святых (даже Сергиев Посад — и тот умудрились переименовать в Загорск!), словно забыла о маленьком древнем городке. Так под названием Макарьев он и вошел в 21 век.

Монастырь в городе Макарьеве

Здесь прошли последние 5 лет земной жизни святого. Здесь Бог прославил его чудесами. Как некогда преподобный Сергий при своем монастыре, преподобный Макарий молитвой извел святой источник, от которого стало происходить немало исцелений. Сам он молитвой исцелил приведенную к нему слепую и бесноватую девушку... Все жители Унжи и окрестных сел почитали великого старца. Обитель сделалась центром местного паломничества, а сам преподобный Макарий время от времени посещал Унжу, «дабы не лишать жителей спасительного слова», как повествуется в его житии.

Во время одного из таких посещений (Унжа находилась в 15 км от монастыря) святой Макарий и почувствовал приближение кончины. Она произошла 25 июля 1444 года. В житии говорится, что в тот день необыкновенное благоухание почувствовали не только жители города, но и тех деревень, что были поблизости. Это уже было не просто чудо, а знамение. Знамение отличается от обычного чуда своими масштабами — своей явностью не только для одного или нескольких человек, а для множества свидетелей. Знак реальности и даже ощутимости Царствия Небесного был явлен, в укрепление веры, целому городу.

А потом... Обилие посмертных чудес и знамений сделало преподобного Макария одним из самых почитаемых святых на Руси.

В 1522 году он спас от татарской осады городок Унжу. Весь народ молился: «Святой Макарий, помоги нам!» Враги зажгли город, но внезапно хлынувший ливень потушил пожар. Многие в это время увидели явление преподобного в облаках. Видели и враги «старца на коне, в иноческой одежде» — охваченные паникой они бросились бежать. (Эта история очень напоминает последующее чудо спасения Почаева от крымских татар в 1675 году: там и зажитники, и враги также видели на облаках чудесного заступника тех мест святого Иова Почаевского, предстоящего перед Самой Божией Матерью). Небольшой отряд татар, грабивший в это же время саму Макарьевскую пустынь близ города, тоже бросился бежать: внезапно ослепли все, кто прикоснулись к серебряной раке святого, пытаясь ее ободрать.

10 лет спустя, в 1532 году, подобным же образом был спасен от татарского набега город Солигалич. После этого в городском соборе благодарные жители устроили предел в честь преподобного Макария — один из первых на Руси престолов, посвященных этому святому.

Так местное почитание памяти святого в ряде городов началось задолго до его официального всероссийского прославления. Последнее состоялось в 1619 году, при патриархе Филарете (одно из первых мероприятий по возвращении Святейшего владыки из польского плена). Символично, что именно Смутное время, прославившее на всю Россию Казанскую икону Божией Матери, прославило и преподобного Макария. Заступничеством многих святых была спасена тогда Русь.

Но вот что свидетельствовал первый царь из династии Романовых Михаил Феодорович, когда совершил паломничество в Унженскую обитель в том же 1619 году: он совершает его в благодарность и по обету «за некоторые угодника Божия чудеса и помощь, оказанные великому государю и родителем его во время их печали». Обет был дан еще до вступления на престол — видимо, в начале 1613 года, — когда будущий царь вместе с матерью инокиней Марфой приезжал в эту же обитель на богомолье, прося великого угодника освободить из плена его отца. Как видим, история 1439 года не забылась в веках и во все времена к святому Макарию особенно истово молились об освобождении из плена или вообще из неволи. Как известно, разным святым в народе молятся по разным случаям. Преподобный Макарий вошел в историю русской святости не только как чудотворец-целитель, но и как освободитель, разрешитель от уз.

Патриарх Филарет

Благодарностью же самого патриарха Филарета (отца Михаила Феодоровича) за освобождение из плена и стало торжество всероссийского прославления великого угодника. Во время этого прославления было зафиксировано более 50 исцелений от раки святого.

Тогда же о помощи святого в период Смутного времени свидетельствовал в письме патриарху Филарету и князь Пожарский. В его имении был образ святого Макария, и от этого образа произошло немало чудес. Более известна история о том, как Кузьме Минину трижды являлся во сне преподобный Сергий Радонежский. Так снова в жизни Руси возникает эта историческая связка: святой Сергий и святой Макарий.

На следующий же год после торжества прославления, в 1620-м, была возрождена после долгого запустения Желтоводская обитель. Совсем немного времени осталось и до открытия нашей «пустыни на устье Свияги»...

Унженская же обитель стала в этот период одной из величайших в России. По царскому наказу, она была учинена «наравне с Соловецким монастырем». Игумены ее получили право ежегодного приезда к царю и патриарху с образом преподобного Макария и со святой водой. Наивысшего расцвета она достигла в 1670-80-е годы, при игумене Митрофане — будущем великом святители Митрофане Воронежском. И в дальнейшем этот святитель особо почитал преподобного Макария.

Память святому Макарию установлена Церковью 25 июля/7 августа, в день его земной кончины.

Второй праздник — в честь обретения его мощей: 12/25 октября.

Преподобне отче наш Макарие, моли Бога о нас!

Теги:
Преподобный Макарий Желтоводский
Макарьевский монастырь
святые и святыни

Все публикации