Актуальная аналитика

Келейник схиигумена Сергия (Златоустова): «Батюшка был достойным человеком — неслучайно Господь подарил ему долгую жизнь»

Дата публикации   Количество просмотров
Все публикации автора
Автор:
Беседовал иерей Алексий ПАВЛОВ
Келейник схиигумена Сергия (Златоустова): «Батюшка был достойным человеком — неслучайно Господь подарил ему долгую жизнь»

6 июля 2018 года исполняется два года со дня блаженной кончины духовника Раифского Богородицкого мужского монастыря схиигумена Сергия (Златоустова). Отец Сергий скончался в глубокой старости, всего месяц не дожив до своего 93-го дня рождения. Он был человеком непростого характера и нелегкой судьбы. Талантливый ученый, исколесивший пол-Европы; незаурядный преподаватель, воспитавший не одно поколение авиаконструкторов, он в корне изменил свою жизнь, пережив в 1983 году клиническую смерть. Тогда, придя в сознание в реанимационном отделении, он дал обещание посвятить свою жизнь служению Богу. Схиигумен Сергий до самых последних дней принимал верующих, отвечал на звонки, писал книги и готовил еженедельные воскресные проповеди. Келейник почившего духовника Алексей говорит, что тот умел мобилизоваться в самую непростую минуту.

— Здравствуй, Алексей. Расскажи, пожалуйста, как ты познакомился с отцом Сергием.

— Я как-то приехал в монастырь. Думал, что пробуду там дня три. Но остался на неделю, затем еще на одну… А потом келейник отца Сергия попросил ненадолго его подменить, однако так и не вернулся. Мы с отцом Сергием сошлись характерами, хотя это послушание считалось одним из самых трудных. Батюшка был неходячим, и, кроме того, он отличался непростым характером. За последний год у него сменилось шесть келейников — они не выдерживали и уходили. Он предъявлял к окружающим высокие требования. Многим казалось, что у него в келье царил творческий беспорядок, но это впечатление было ошибочным. Отец Сергий прекрасно знал, что где находится. Он мог сказать: «Открой шкаф и дай мне пятую книгу с третьей полки». Несмотря на болезнь, он умел правильно организовать свое личное пространство.

— Он рассказывал тебе что-нибудь о своей жизни?

— Он был человеком неробкого десятка. В молодости всегда давал сдачу, и однажды его чуть не посадили за драку. Во время войны служил в разведке, поскольку хорошо знал немецкий язык. Однако в заброске не участвовал из-за плохого зрения. Позднее его отозвали с фронта как инженера. Он всю свою жизнь конструировал самолеты. На тему войны отец Сергий не любил распространяться, хотя был приравнен к ветерану.

После войны он занимался преподавательской деятельностью в Германии. В монастыре, услышав немецкую речь, отец Сергий сразу направлялся в сторону туристов, и, конечно, они тут же забывали об экскурсоводе. Он любил рассказывать иностранцам об обители и православных святынях.

Преподавательская деятельность отразилась на его характере. Он следил за тем, чтобы окружающие правильно сидели, правильно говорили, правильно расходовали воду. Вымыв посуду, я часто слышал: «Леша, ты понимаешь, что европейцу такого количества воды хватило бы на двое суток? Воду надо беречь, это дар Божий!». Однажды я хотел помыть полы, и между нами произошел такой диалог.

— Ты хочешь вымыть пол? Ты понимаешь, что станет влажно?

— Может, подмести?

— Будет пыльно.

— Я хотел заняться уборкой…

— Не нужно. Лучше прочитай эту книгу.

— Вслух?

— Про себя. Я ее уже читал.

Так он меня учил смирению. Пока я читал, он сочинял воскресную проповедь. Иногда он спрашивал меня: «Скажи, Леш, я — ворчун?».

— Отец Сергий рассказывал, как пришел в монастырь?

— Он рассказывал, что еще в советское время посещал храм. Из-за этого его лишили кафедры. Мы с ним часто обсуждали церковную жизнь и мир вообще. Ему очень не нравилось, что на Троицу храмы украшают березовыми ветками. «Непонятно, в храм ты пришел или в лес», — говорил он. Его сильно волновали вопросы перевода Церкви на новый церковный календарь и перевода богослужения на русский язык. На любую проблему он мог взглянуть очень широко. Это не было сопротивлением: он просто чувствовал ответственность перед своей паствой.

Несмотря на внешнюю строгость, он был очень добрым человеком. Дети, завидев его в церкви, тут же бежали к нему со свечами.

— Ты был с ним до самых последних дней?

— Да. Я ухаживал за ним в отделении неотложной медицинской помощи. Узнав, что в больнице находится монах из Раифы, люди стали приходить к нему за благословением на операцию. Просили помолиться. Он никогда не отказывал, несмотря на свою болезнь. Говорил: «Алексей, сажай меня в кресло, поедем в третью палату». Он охотно общался с больными, назидал и благословлял.

Болел он долго. Из-за болезни ему удалили палец, потому что организм не справлялся с воспалением. Из приема антибиотиков у него начались проблемы с пищеварением. В последний год отец Сергий не питался в трапезной — ему приносили детское питание. Молочные продукты он в пищу не употреблял.

Я находился с ним до последнего дня. Он чувствовал приближение смерти, поэтому решил причаститься. Причастил его протоиерей Олег Батаев из Васильево. Вскоре после этого он тихо отошел к Богу.

Меня очень удивил широкий круг его друзей — в больницу последний раз пообщаться приезжали католический священник и мулла. Перед лицом смерти стирались противоречия. Все навещавшие отца Сергия понимали, что он скоро отойдет к Богу, Которому он всю жизнь служил, и перед Которым однажды все мы будем держать ответ. Отец Сергий не любил поднимать тему религиозных противоречий. Наоборот, всегда искал точки соприкосновения.

В больнице отца Сергия навещали его ученики — почтенные 60-летние профессора, преподаватели, ученые. Они говорили, что многого достигли благодаря своему учителю.

— Ты тоже считаешь отца Сергия своим учителем?

—Да. Он научил меня смирению. По его просьбе даже кашу быстрого приготовления я готовил по-особенному. Сначала перемалывал ее в кофемолке, а затем целый час варил в скороварке. Таково было мое послушание. Мне, приехавшему в монастырь на неделю, понять это было непросто.

Отец Сергий говорил, что человек должен уметь мобилизовываться, жертвуя мелочами ради важных дел. Даже плохо себя чувствуя, он посещал Литургию. Ему было стыдно жить в монастыре и не приходить на богослужения. После бессонной ночи он приезжал в храм и, глядя на него, никто не мог подумать, каких усилий ему стоило прочитать очередную проповедь.

— Каким ты запомнил отца Сергия?

— Поначалу я думал, что мне попался несносный дед. И только со временем мне удалось понять его характер. А затем я почувствовал ответственность, и у меня появилось желание помогать. Схиигумен Сергий был достойным человеком — неслучайно Господь подарил ему долгую жизнь. Он написал несколько книг и принес много пользы стране.

 Отец Сергий любил жизнь до самых последних дней. Однажды, сидя у окна, он сказал: «Леша, знаешь, что я хочу сейчас больше всего? Побегать босиком под дождем…». А ведь ему тогда было 93 года. Я благодарен Господу за то, что мне посчастливилось послужить этому удивительному человеку.

Теги:
Схиигумен Сергий (Златоустов)
интервью
личности
Раифский монастырь
рассказы

Все публикации