Публикации

О притче о мытаре и фарисее

Дата публикации  Количество просмотров
Все публикации автора
Автор:
Протоиерей Алексий Чубаков
О притче о мытаре и фарисее

В минувшее воскресенье за Божественной литургией мы слушали притчу о мытаре и фарисее (Лк. 18:10-14). Эта притча читается на подготовительной неделе к Великому посту. В малых притчах Господа заключается великий смысл — иногда в одном лице представляется всё человечество. Давайте вспомним некоторые из них. В притче о милосердном самарянине человек, попавший в разбойники, олицетворяет человечество. В блудном сыне разве не узнают себя и свою сокровенную внутреннюю историю кающиеся христиане? Повествуя о потерянной драхме и заблудившейся овце, не потерявшиеся ли и вновь обретенные души имел в виду Господь? Люди описывают мир в тысячах сочинений, а Господь, создавший этот мир, рассказывает о нём в шести-семи предложениях.

Молившиеся в церкви фарисей и мытарь изображают всё человечество. Молитву нельзя оценить по внешним критериям, нельзя определить, что кто-то молился усердно или много. Молитва не измеряется количеством вычитанных текстов или временем, проведённом на коленях перед образом в храме. Как любовь нельзя измерить в килограммах, так и невозможен подсчёт молитвы. Молитву оценивает лишь Тот, Кому она приносится, только Он знает, сколько искренних слов было сказано, сколько слёз пролито, сколько тайн поднялось со дна сердца, более глубокого, чем мировой океан. Только Бог может оценить молитву и поэтому именно уста Христа, уста Слова, Которое было в начале (см. Ин. 1:1), произнесли притчу о двух молившихся людях.

То, что два человека зашли в церковь, напоминает нам и о двух братьях, принесших жертвы Богу — один от плодов земли, а второй от первородных стада своего. В 49-м псалме Господь обращается к нам такими словами: «Не за жертвы твои Я буду укорять тебя; не приму тельца из дома твоего, ни козлов из дворов твоих. Если бы Я взалкал, то не сказал бы тебе, ибо Моя вселенная и все, что наполняет ее. Принеси в жертву Богу хвалу и воздай Всевышнему обеты твои и призови меня в день скорби». Это значит, что жертвоприношения и молитвы подобны друг другу, и то, и другое — жертва. Но хвала и молитва, жертва уст и сердца дороже всесожжений. Поэтому мытаря и фарисея с одной стороны, и Каина и Авеля с другой можно сравнивать.

Из нашей недавней истории мы помним, что неверующий человек может убивать верующего только за то, что тот верует. Из более древней истории мы можем узнать, как иногда верующие люди поносили и подчиняли неверующих. Но оба брата, изображённые в Библии, были верующими. Не значит ли, что между ними должны быть мир и согласие? Отчего первое в мире кровопролитие совершилось из-за конфликта между верующими людьми, к тому же братьями? Оказывается, что мир болен глубже и сильнее, чем нам кажется, и вера, которая должна примирять и соединять, для испорченного человека может стать причиной соперничества, зависти и желания возвыситься над ближним. И горе нам, потому что человечество смертельно больно, а мы являемся его частью.

Каин убил Авеля, фарисей же мытаря не убивал. Разница между ними на первый взгляд очень большая. Но прежде чем убить, Каин о чём-то думал: поникло лице его (Быт. 4:5) и Бог увидел, что происходит в сердце первенца Адамова. Он предостерегал Каина, но грех в сердце победил и убийство было совершено. Убийству предшествовала внутренняя работа — это мысли, совет злого сердца — то, что думал, в чем себя убеждал и чем себя оправдывал Каин. Может быть, он говорил себе, что он первенец и его жертва Богу должна быть более важной. Может, упрекал Бога в лицеприятии. Возможно, что множество иных мыслей нашёптывал искуситель Каину, как некогда Еве у запретного дерева. Так или иначе, Каин согласился убить, он решил, что Авель достоин смерти, а сам он достоин восстановить «нарушенную» по его мнению справедливость. Прежде смертельного удара братоубийство в душе Каина приобрело внутреннюю самость.

Фарисей мытаря не убил. Но в течение своей жизни фарисей приобрел такое мировоззрение, в котором люди подобные мытарю занимали последнее место. Фарисей не пачкал рук кровью, но считал мир недостойным себя. Вспомним слова, которыми он молился: Боже! благодарю Тебя, что я не таков, как прочие люди, грабители, обидчики, прелюбодеи! И, увидев мытаря, он добавил: или как этот мытарь. Если мытаря захотят убить на глазах фарисея, вступится ли фарисей за него, возвысит ли голос в защиту? Никогда он этого не сделает, потому что считает мытаря достойным смерти и искренне удивляется Божественному долготерпению. Увидев кровь мытаря, он сочтёт, что присутствует при акте свершившейся божественной справедливости и вознесёт благодарственную молитву.

Возникает вопрос: так лучше ли фарисей Каина? Религиозная рознь — самая долговечная, религиозная гордость — самая мерзкая. Больны ли мы этим недугом в открытой форме или просто носим в себе эти вирусы? Надо честно ответить: и носим вирусы, и болеем. Для нас люди поделены на условные категории. Некоторых мы даже за людей не считаем, за некоторыми признаем человеческое достоинство, но руку им не протягиваем. И так со всеми. Язва эта глубока, она всеобщая, и только Христос — единственный врач человеческого сердца — может нас от этой болезни избавить.

А что же мытарь? В притче он оттеняет безумие фарисея. Мытарь — победитель греха уныния. Он знает, что грешен, и всё вокруг напоминает ему об этом. Емцу было бы легче всего пуститься во все тяжкие и не являться пред лицом Божьим с опущенной головой. Это угрожает людям, которые много и последовательно грешили. Святитель Николай Сербский пишет о своей встрече с престарелым человеком, который был грешником. И он говорил, что если вначале грешил из любопытства, то потом стал грешить из-за презрения к самому себе. Когда человек отчаялся исправиться, он грешит особо тяжко. Но мытарь сохранил веру, он смог с покаянной молитвой переступить порог церкви. Как победитель уныния и как делатель покаяния мытарь велик, и Бог принимает его молитву.

Фарисей похож на Каина, но мытарь вовсе не похож на Авеля, потому что Авель — это прообраз Христа. Это Христос — невинная жертва и пастырь овец, Он и будет убит новым Каином, то есть людьми, гордящимися своим первородством. Эти люди с презрением назовут Христа «любителем поесть и выпить», «другом мытарей и грешников». Мы помним, как задавали вопрос Его ученикам: для чего Учитель ваш ест и пьет с мытарями и грешниками (Мф. 9:11)?

Ошибочно думать, что все мы такие каины. Далеко не все. Сам Христос о людях, не слушающих Церковь, говорил: да будет он тебе, как язычник и мытарь (Мф. 18:17). Но Сын Божий пришёл именно спасти — тех и других, мытарей и фарисеев. Молитвы того и другого Он выслушивает и даёт им единственно правильную оценку. Слыша как горделивые речи, так и покаянные вздохи, Господь предлагает нам эту притчу — в особенности же тем, кто уверен в своей праведности и потому уничижает других.

Мне не кажется, что я считаю себя праведником, но видимо мне это только кажется. На самом деле я болен этой болезнью. Когда Христос на Тайной Вечере сказал, что один из апостолов предаст Его, то ученики спрашивали: «Не я ли, Господи (см. Мф. 26:21-22)?» Они не верили себе и знали, что могут в критические моменты оказаться кем угодно, даже предателями. Вот и нам не нужно верить себе, но принять эту притчу как обращенную к нам лично. Ведь и мы часто уничижаем других, и мыслим о себе не так, как должно мыслить. Помажем же глаза (см. Ин. 9:6), чтобы увидеть себя и принять Евангельское лекарство, без которого душе нашей невозможно выздороветь.

Теги:
Неделя о мытаре и фарисее
притча о мытаре и фарисее
Каин и Авель
протоиерей Алексий Чубаков

Православие в Татарстане

Все публикации